Победители Зимних Олимпийских игр

 

Гришин Евгений Романович

 

Биографическая справка


Заслуженный мастер спорта, Заслуженный тренер СССР, четырехкратный олимпийский чемпион, шестикратный чемпион мира, абсолютный чемпион Европы, восьмикратный чемпион Европы, многократный рекордсмен мира, Европы и СССР.
Родился 23 марта 1931 года в Туле. Отец - Гришин Роман Павлович, участник Великой Отечественной войны, погиб в 1941 году под Великими Луками. Мать - Гришина Анфиса Васильевна. Супруга - Гришина Марина Валентиновна (1937 г. рожд.). Внук - Гришин Георгий Александрович. Дочь - Гришина Елена Евгеньевна.
В 33 года Евгений стал участником зимних Олимпийских игр (1964) в Инсбруке и завоевал серебряную медаль на дистанции 500 м. В 1966 окончил Смоленский институт физической культуры. В 36 лет выиграл дистанцию 500 м на чемпионате СССР и сумел снова попасть в олимпийскую сборную СССР, готовившуюся к стартам во французском Гренобле (1968), где в упорнейшей борьбе занял четвертое место. За спортивные успехи награжден орденами Трудового Красного Знамени (1960) и Ленина (1964). Автор книг "500 метров" (М., 1963) и "Или - или" (М., 1976).
Евгений Гришин - одна из самых выдающихся фигур отечественного и мирового спорта. В истории навечно остался его яростный и неукротимый бег - бег великого мастера конькобежного спорта. В сборной команде СССР его уважительно называли - "Сэр". "СЭР" - это Скорость, Элегантность, Рекорд!


Начало спортивной карьеры, личные качества спортсмена


Биография Гришина как спортсмена неотрывна от его чисто человеческой одиссеи и, прежде всего, опаленного войной детства, быть может, типичного для его поколения, но и особого, адекватного масштабу личности Евгения Романовича. Как многие мальчишки тех времен, он с раннего утра и до позднего вечера катался на лыжах, на санках с крутого берега реки и, конечно, на хоккейных коньках. Но особенно преуспел в уличных драках и цеплянии крючком за мчавшуюся машину. Во всей округе он был единственным обладателем уникальной коллекции самых разнообразных приспособлений и крючков для катания на грузовиках. Да и в самой технике катания равных ему не было: он был сильнее, ловчее, проворнее многих сверстников.
В годы войны ему, туляку, пришлось пережить голод, холод, многочисленные бомбежки и даже побывать на захваченной врагом территории, пережить самые настоящие бои и несколько раз ходить в разведку за линию фронта. Во время одного из налетов фашистской авиации на Тулу, в 1942 году, осколочная бомба весом почти в центнер разорвалась буквально в десятке метров от Евгения. Жив он остался только потому, что за ним почти вплотную бежал его друг, который и принял на себя основную часть осколков. В самого же Гришина попала дюжина кусков смертоносного металла. Ранение было более чем серьезным, была угроза ампутации ноги, и только благодаря экстренной операции, которую провели ему в военном госпитале, он остался жив.
После госпиталя Евгений Гришин продолжил оттачивать свое "мастерство" в катании на коньках за машинами. Однако такое увлечение кончилось круто и неожиданно. Участковому милиционеру, видимо, надоели жалобы водителей, и он нагрянул однажды к Евгению домой и провел с ним обстоятельную беседу с конфискацией всего его "специнвентаря". На прощание милиционер посоветовал Гришину упражняться на катке.
Необходимые выводы были сделаны. Евгений уже задумывался над тем, что в его 14 лет неприлично бегать на коньках с крючком на улице за машинами. Он стал ходить на каток, где с упоением целыми вечерами гонял на коньках. Рядом на специально огороженной дорожке тренировались конькобежцы. Их бег поразил Гришина: он часами наблюдал за их тренировками. Его дядя, инструктор по спорту местного ФЗУ Николай Николаевич Дронов - чемпион России по велоспорту, возглавлявший в Туле общество "Трудовые резервы", предложил Евгению заняться этим видом спорта и подобрал ему "ножи" - так тогда называли беговые коньки.
Перестроиться с хоккейного хода, при котором можно бегать как угодно, на конькобежный - ритмический, в низкой посадке - оказалось нелегко. Однако Евгений начал тренироваться как одержимый. И результат не замедлил сказаться: вскоре пришла первая победа на соревнованиях, после чего он был зачислен в конькобежную группу общества "Зенит", где его первым наставником стал Яков Иванович Яковлев. Еще через год Гришин стал сильнейшим на всесоюзных соревнованиях школьников, где ему в качестве приза вручили шерстяной тренировочный костюм с буквами "СССР". Таким образом, он стал единственным школьником, имевшим костюм члена сборной Советского Союза.
В 1946 году Евгений Гришин поступил в граверно-художественную школу при Тульском оружейном заводе. Эта профессия оставила след в его душе на всю жизнь.


Первая победа


Лето того знаменательного, 1947-го, года началось с нового увлечения - традиционным для туляков велосипедным спортом. К своему стыду, дожив до 16 лет, Евгений еще ни разу не пробовал освоить "железного коня", притом, что его дядя Н.Н. Дронов был мастером спорта по велосипеду, чемпионом РСФСР. Именно под его руководством и на собранном им гоночном велосипеде Евгений стал постигать азы нового для себя вида спорта. Наряду с коньками велосипед прочно вошел в его жизнь.
Будущий "король льда" начинал как велосипедист. Ему было 19, когда на велотреке в Туле его приметил генерал и покровитель советского спорта В. И. Сталин. Перспективного спортсмена вызвали в Москву, включили в команду ЦСКА и предложили... встать на коньки. Тренировался, как каторжный. И вскоре появились результаты.
1947 год стал одним из самых запоминающихся в жизни Гришина. Неожиданно для многих спортсмен завоевал первенство на проходивших в феврале юношеских чемпионатах СССР и РСФСР, причем, трижды улучшал рекорды СССР. Здесь же он впервые познакомился с сильнейшими скороходами страны. Они были немало удивлены и его рекордам, и новеньким конькам "Hagen Oslo", в которых он выходил на старт и которые одолжил ему на время соревнований один из тульских ветеранов-конькобежцев Н. Вялов. Евгений не обманул ожидания ветерана, и в дальнейшем эти коньки стали принадлежать ему, так как после победных забегов он уже не мог стартовать ни на каких других. Профсоюз оружейного завода выкупил их для него, и с тех пор с 1947 по 1968 год Евгений Гришин не расставался с ними. Эти коньки находятся ныне в Музее конькобежной славы Норвегии - вместе с призами и медалями легендарных Оскара Матисена, Ивара Баллангруда и других выдающихся скороходов этой северной страны.
16-летнего Гришина включили в состав сборной конькобежной команды СССР - случай беспрецедентный! И Гришин стал оправдывать ожидания. Уже через год он показал лучший результат сезона в мире на дистанции 500 метров и возглавил список быстрейших спринтеров мира.
Евгений Гришин, один из величайших конькобежцев современности, оставил заметный след и в истории велосипедного спорта. За сравнительно короткое время он приобрел славу одного из лучших советских велогонщиков на треке, был неоднократным рекордсменом Советского Союза, победителем многочисленных соревнований - внутрисоюзных и международных, стал серебряным призером чемпионата СССР, трижды чемпионом РСФСР. Был участником Олимпиады 1952 года в Хельсинки, готовился выступать на летней Олимпиаде в Мельбурне в гонке на тандеме. К сожалению, в силу ряда причин сделать ему этого не удалось.
В 1948 году советская конькобежная сборная неудачно выступила на чемпионате мира в Хельсинки, проиграв всем своим основным соперникам. Это вызвало неудовольствие И.В. Сталина. Разбор результатов выступления советских спортсменов в Кремле закончился резолюцией вождя: "Никаких выездов за границу, пока не научатся кататься на коньках и не побьют все мировые рекорды..." На долгие годы советским конькобежцам был закрыт путь на крупнейшие международные соревнования. Вождь требовал твердых гарантий победы...
После такого "приема" в Кремле весь конькобежный спорт страны был занят поиском путей скорейшего повышения результатов для скорого выхода на международную арену. Одним из важнейших событий этого периода стало строительство высокогорного катка "Медео". Евгению Гришину посчастливилось быть в числе первых конькобежцев, которые приняли непосредственное участие в строительстве этого уникального спортивного комплекса в Алма-Ате.
Одновременно Гришин продолжал набирать обороты в велоспорте. Его успехи на треке не остались незамеченными. Когда пришло время призыва в армию, его с подачи большого поклонника этого вида спорта Василия Сталина, зачислили в состав Военно-Воздушных Сил. С тех пор жизнь Евгения Гришина, ставшего впоследствии офицером, оказалась прочно связана с Вооруженными Силами.
Шло время. С момента начала функционирования нового катка в Алма-Ате произошел качественный сдвиг и в результатах, и в технике бега советских конькобежцев. Буквально с первых же стартов на "Медео" были побиты многие мировые рекорды, казавшиеся ранее недосягаемыми. Все это принесло результат. Зимой 1953 года, когда стало ясно, что успехи на льду надежны и прочны, подтверждены десятками соревнований и новыми мировыми рекордами, Сталин дал добро на отъезд советской сборной на чемпионат мира в Хельсинки. К сожалению, сезон 1953 года оказался для Гришина неудачным, и в этот раз он остался в роли провожающего.
К следующему мировому первенству в японском Саппоро Евгений Гришин подошел в прекрасной форме. Он одержал ряд блестящих побед на различных соревнованиях, а на матче СССР - Норвегия обыграл даже легендарного норвежского конькобежца Ялмара Андерсена. Выступление в Японии запомнилось Гришину на всю жизнь. Именно здесь сбылась его давнишняя мечта: он впервые обыграл на дистанции 500 метров своего партнера по команде Юрия Сергеева, считавшегося до этого сильнейшим на спринтерских дистанциях, и завоевал по сумме многоборья свою первую медаль на чемпионатах мира - бронзовую. Тогда он еще не подозревал, что ему придется более 10 лет, из года в год, от старта к старту, отстаивать, доказывать и утверждать право называться лидером мирового спринта.


Звездный час


Белая Олимпиада 1956 года в Кортина-д'Ампеццо занимает особое место в биографии Евгения Гришина. Здесь он впервые завоевал олимпийское золото, причем сразу на двух дистанциях - 500 и 1500 метров. И победил с новыми мировыми рекордами. Мало того, он стал первым олимпийским чемпионом в истории русского и советского конькобежного спорта. Гришин доказал, что является лучшим спринтером мира. Он выиграл дистанции 500 м и 1500 м, установив два мировых рекорда: 40,2 сек и 2 мин 8,6 сек. До Гришина ни один конькобежец мира не побеждал на Олимпийских играх с мировым рекордом. Журналисты назвали его "Джесси Оуэнсом на льду". В том же году спринтер Гришин сенсационно победил в многоборье (по сумме четырех дистанций - 500 м, 1500м, 5000 м, 10 000) на чемпионате Европы в Норвегии. В 1960 на зимних Олимпийских играх в Скво-Вэлли (США) он вновь выигрывает две свои "коронные" дистанции - 500 м (40,2 сек) и 1500 м (2 мин 10,4 сек). После закрытия Олимпиады, на рекламных показательных состязаниях под названием "Побитие мировых рекордов" впервые в истории конькобежного спорта Гришин "выбежал" из 40 сек (39,6).
Сразу после Олимпиады состоялось первенство мира 1956 года в Осло. Этот чемпионат стал нелегким испытанием для Гришина. На первом же старте он получил травму (разрыв мышцы в паху) и не мог выступать в полную силу. Однако, вопреки мнению тренера, настоял на том, чтобы его не снимали с соревнований. Превозмогая жуткую боль, Евгений Гришин продемонстрировал поистине чудеса героизма, заняв в итоге 3-е место по сумме многоборья. Подлечив травму, через 10 дней в Хельсинки завоевал титул абсолютного чемпиона Европы. Для спринтера - уникальное достижение.
За межолимпийское четырехлетие (1956-1960) в жизни Евгения Гришина произошло много важных событий. Это и окончание Высшей школы тренеров, и диплом по конькобежному спорту. Но, видимо, главное из них - встреча с будущей супругой Мариной, чемпионкой СССР по фигурному катанию, студенткой технической академии. Перед тем, как пойти в загс, она полушутя-полусерьезно поставила перед Евгением Гришиным два условия, которые он непременно должен был выполнить. Первое: в марте 1959 года, на чемпионате СССР, выиграть две золотые медали. Второе: в следующем году, на Олимпиаде в Скво-Вэлли, завоевать, как минимум, одну золотую медаль. Евгений воспринял эти условия вполне серьезно и даже перевыполнил "план": в острейшей борьбе завоевал 2 золотые олимпийские медали на дистанциях 500 и 1500 метров - своеобразный свадебный подарок.
Каждый большой спортсмен хочет уйти из большого спорта непобежденным. После олимпийских побед, находясь на вершине славы, он пребывал в отличном физическом состоянии, а главное - горел желанием доказывать на льду право именоваться сильнейшим. К IX зимним Олимпийским играм в Инсбруке он шел победными семимильными шагами: стартуя более чем в 50 соревнованиях, Гришин не проиграл ни одного, а на чемпионатах мира, Европы и СССР из 10 стартов выиграл 10 золотых медалей. У него имелись все основания рассчитывать на победу. Казалось, ничто, и никто не мог его остановить, помешать завоевать пятое олимпийское золото. Однако Ричарду Макдермоту из США удалось прервать победное шествие Евгения Гришина: он переиграл советского конькобежца на дистанции 500 метров. Гришин занял 2-е место, получив серебряную медаль.
Спортивное руководство этого не простило Гришину. Кто-то посчитал, что время Гришина уже прошло. Ссылаясь на возраст спортсмена, его перестали посылать для участия в крупных международных соревнованиях, а в 1968 году, несмотря на очередные золотые медали на всесоюзном первенстве, даже не включили в состав олимпийской сборной команды страны. Тем не менее, Гришин добился своего и поехал в Гренобль. Но, очевидно, слишком много сил ушло у него на многочасовую беготню по кабинетам высоких начальников, ожидание в приемных. В Гренобле, показав третий результат, он был лучшим из советских скороходов, но остался без медалей. Так драматически завершилась его многолетняя спортивная карьера.


Передача опыта


Расставшись с беговой дорожкой, Евгений Гришин не порвал со спортом. Он был назначен старшим тренером и начальником велоконькобежной команды ЦСКА. К тому же Спорткомитет СССР назначил его старшим тренером группы спринтеров сборной страны. Работа на два фронта, в прямом смысле без сна и отдыха, принесла успех. Один из его учеников, Валерий Муратов, выиграл чемпионат мира по спринтерскому многоборью в Осло (1973), и Евгению Романовичу Гришину было присвоено звание "Заслуженный тренер СССР".
Блестящих успехов добилась и команда велосипедистов, в которую входили в основном воспитанники армейского спорта. В 1970 году советские спортсмены впервые в истории стали чемпионами мира в велоспорте, выиграв командную шоссейную гонку на 100 километров в Англии. Потом из года в год, на чемпионатах мира и олимпийских играх, велогонках мира, которые приравнивались к мировым первенствам, в гонках на треке мужская и женская команды, укомплектованные армейцами, завоевывали медали высшей пробы. И в этом была безусловная заслуга Е.Р. Гришина.
Подполковник Советской Армии в отставке Евгений Гришин, вкусив по полной программе радости и горести большого спорта, и сегодня остается таким же, как и в пору своих блистательных побед, - молодым, сильным, яростным, бескомпромиссным. Он написал книги "500 метров" (1969), "Или - или" (1976). Накануне своего 70-летнего юбилея он выпустил удивительно искренние книги воспоминаний и размышлений - "Годы триумфальных побед" (1999) и "Такое не забывается" (2001).
Более двух десятилетий Гришин входил в сборную страны, прославляя советский конькобежный спорт.
В конце 1960-х для обложки его книги "500 метров" понадобилось сфотографировать медали и жетоны чемпиона, Гришин сложил свои награды в сумку. В издательстве ради шутки поставили сумку на весы: они показали восемь килограммов! Среди этих бесчисленных наград были исключительные: четыре олимпийских медали, которые советский спортсмен получил на Играх в 1956 и 1960 годах по скоростному бегу на коньках на дистанциях 500 и 1500 метров. Гришин был первым в истории, кто установил мировой рекорд на Белых Олимпиадах. А всего на его счету 12 мировых достижений на дистанциях 500, 1000, 1500 и 3000 метров.
Заслуженный тренер СССР Евгений Гришин воспитал не одно поколение наших мастеров-армейцев. Его биографической книгой "500 метров" как настоящим учебником мужества и верности выбранной цели во многих спортивных вузах до сих пор награждают лучших студентов.
Представьте себе стадион - тысячи людей на трибунах. Они приветствуют тебя - одного! А ты стоишь и пытаешься улыбнуться. А тебя раздирает такая неуемная тоска - тоска от воспоминаний, от сознания того, что уже никогда не повторится ни одна минута твоей жизни, никогда уже ты не выйдешь на старт… Но прежде чем сказать это последнее "прости!", ты вспоминаешь всю свою жизнь в спорте - она покажется тебе одним прекрасным мгновением. Мгновением в 500 метров…
Ниже представлен небольшой отрывок из книги Гришина Е.Р. - "500 метров".
Отшумел високосный год - год 1956-й… Каким он был? Вечером я пытался представить себе весь год. Перед Олимпиадой было решено принять участие в репетиции игр на льду Давоса: американцы и норвежцы выступили инициаторами проведения малых Олимпийских игр - в день по дистанции. Отличной чертой моей было одно - я шел к спринтерской дистанции через полуторку…
Полуторка сделала меня спортсменом - научила думать во время бега. Бежать с трезвой головой. Уже в те годы я начинал 1500 метров, ориентируясь на 2.05. В то время как мой мировой рекорд был равен 2.09,8. Но в Давосе мне хотелось стать автором рекордов на короткой и средней дистанциях. Лед был скользким, акклиматизация пройдена успешно. Пришла мысль, что мировой рекорд надо бить на много-много десятых долей секунды. Чтобы ошеломить соперников, ввести их в состояние психологического шока, лишить покоя… На одном из соревнований я должен был стартовать в паре с Ествангом - молодым Альфом Ествангом, олимпийской надеждой Норвегии. За день до старта в номер заглянул мой хороший товарищ - боевой друг Роальд Ос. Он показал на пальцах:
-Пойдем… Смеяться будешь…
Мы пришли в комнату, где жили норвежцы Естванг и Ос. Альф Естванг точил коньки.
-Он их уже три часа точит. Боится! - сказал Ос.
Выходя из комнаты, я подумал:
"Еще один опасный соперник выходит из игры. Он еще не проиграл, но уже думает о поражении"… Когда мы приехали в Кортина д'Ампеццо, первым известием, которое встретило нас здесь, было:
-Юра Михайлов, блистательно проведя бег, улучшил мировой рекорд Гришина…
-Насколько - спросил я.
-На семь десятых!
-Это не результат! - сказал я. Нужно бежать из двух девяти… Посмотрите: в Кортине обязательно сделаю это!
22 января 1956 года начались состязания спринтеров. Во второй паре я принял старт с Юрием Сергеевым.
Сто метров мы шли конек в конек. На втором повороте я не видел Юрия и не мог сориентироваться по нему. Сергеев же бежал за моей спиной. В беге я никогда не поворачиваю головы - смотрю лишь краем глаза… И только когда я делал последний шаг на вираже, появился Юра. Из поворота мы выбежали конек в конек. Решили последние сто метров. Меня выручила выносливость. Я опередил Сергеева на 0,2 секунды. Теперь мне принадлежал мировой рекорд на самой короткой дистанции, на самой трудной и самой почетной!...
До Олимпиады оставалась одна лишь ночь. Нервная ночь, которая предшествовала первому старту советских конькобежцев на олимпиадах…
К десяти утра ветер стих. Вспыхнуло солнышко. "Что день грядущий мне готовит?" На душе было прекрасно: "Что же ты переживал, психовал? Солнце и быстрый лед - самое-самое твое!.. Тебе даже повезло, что ты в ервой паре. Пробежишь - и волнуйся сколько угодно. Ошеломишь соперников, пусть станут гадать - переживать, сопоставлять, вспоминать. А ведь им еще стартовать… Если установишь мировой рекорд - это выведет их из равновесия. А тебе останется одно - "смотреть и ждать…"
В первой паре я повторил мировой рекорд - 40,2. Во втором забеге Юре Сергееву не удается улучшить этот результат - 41,1. Для Юры - плохо, ведь еще не стартовали Грач, Михайлов и Естванг. Обидно, если сильнейший спринтер мира останется без медали…
Юра Михайлов после 300 метров шел вровень с финном Юхани Ярвиненом, а потом упал… Ярвинен зафиксировал результат около 42 секунд.
А потом… Случилось то, чего не ожидал никто. По радио объявили, что Гришин показал 41,2 секунды - судья-информатор ошибся на одну секунду. На табло же цифры были поставлены верно: 40,2. И Грач, выходя на лед, даже не посмотрел на табло. Рафаил был введен в заблуждение судьей-информатором. Он был уверен в себе. Если Рафаил имел личный рекорд - 40,8 секунды, то превзойти результат 41,2 не составляло для него особого труда.
Грач пробежал прекрасно - он промчался пятисотметровку за 40,8. Ему казалось, этого достаточно для победы, и он, воздев руки к небу, закричал:
-Все! Я первый! Я - чемпион! А потом он посмотрел на табло, и радость его померкла… На пьедестале почета мы стояли в таком порядке: Гришин, Грач и Естванг. Пьедестал почета и первая золотая медаль запомнятся на всю жизнь.




© Olimpic.su. При использовании материалов обязательна ссылка на сайт