Спортсмены-олимпийцы. Победители Олимпийских игр

 

Юрий Петрович Власов

Советский тяжелоатлет, русский писатель, российский политический деятель.
Заслуженный мастер спорта СССР (1959). Олимпийский чемпион (1960), серебряный призёр Игр (1964); 4-кратный чемпион мира (1959, 1961—1963); 6-кратный чемпион Европы (1959—1964; в неолимпийские годы чемпионаты проводились в рамках чемпионатов мира); 5-кратный чемпион СССР (1959—1963). Установил 31 рекорд мира и 41 рекорд СССР (1957—1967). Награды: Орден Ленина (1960), Орден «Знак Почёта» (1965)
Знаменосец делегации СССР на открытии летних Олимпийских игр 1960 и 1964 годов. Выступал в тяжёлом весе. Представлял Вооружённые силы, Москва. Тренеры: Евгений Николаевич Шаповалов, с 1957 года — Сурен Петросович Богдасаров.
С 1959 года занимается литературной, а с середины 1980-х по 1996 год — общественной и политической деятельностью. Возглавлял Федерации тяжёлой атлетики и атлетической гимнастики СССР. Народный депутат СССР (1989—1991), депутат Государственной думы РФ (1993—1995).

Юрий Петрович Власов родился 5 декабря 1935 года в городе Макеевке Донецкой области.
Его отец Петр Парфенович, разведчик, журналист и дипломат, востоковед по специальности (специалист по Китаю), в годы войны работал представителем Коммунистического Интернационала при ЦК компартии Китая и сумел дослужиться до посла. Мать Юры происходила из старинного кубанского казачьего рода.
Прекрасно образованный и много повидавший, Петр Парфенович сыграл большую роль в воспитании сына, привив ему любовь к литературе и истории. С его помощью Юрий выучил китайский язык, а много позже под псевдонимом журналиста Владимирова написал одну из самых интересных исто-рических книг «Особый район Китая», в которой рассказал о сложной и интересной работе отца.
Во время войны Власовы оказались на Оби, где Юрий продолжил свое самообразование. Он интересовался многим, и все же больше всего его привлекала история и политика, поскольку он твердо решил пойти по стопам отца и стать дипломатом.


Начало спортивной карьеры, личные качества спортсмена


Но сам Петр Парфенович думал иначе и отдал сына в Саратовское суворовское училище, где к пятнадцати годам весивший около ста килограммов и обладавший большой физической силой Юрий сразу же стал выделяться не только весьма внушительным внешним видом, но и блестящей эрудицией и способностями. С такими прекрасными данными он просто не мог не оказаться в спорте. Правда, поначалу он занимался не борьбой и штангой, а толкал ядро и метал гранаты. Да так, что уже очень скоро о нем заговорил весь город. Несмотря на большой вес и крупные габариты, Юра прекрасно катался на коньках и очень любил ходить на лыжах. Нравилась ему и борьба, и он даже стал чемпионом Саратова. Не остался он без наград и в легкой атлетике, заняв второе место на первенстве нахимовских и суворовских училищ по толканию ядра и став первым в метании гранаты.
Спортивные руководители Академии Жуковского заметили его сразу же и отправили в секцию легкой атлетики. «Будешь толкать и метать!» — сказали они ему. Ну а чтобы он толкал и метал как можно дальше, ему посоветовали почаще наведываться в гости к штангистам и там набираться еще большей силушки. Он наведался — и больше не вернулся в сектор для метания. А вот толкать он и на самом деле стал, только не ядро, а фантастические по тем временам веса. Что же касается метания, то и здесь он исполнил напутствие своих первых тренеров. Но метать стал отнюдь не молот, а громы и молнии по поводу той рабской жизни, которая окружала его в те глухие времена.
И в общем-то ничего удивительно в том, что спортивные руководители Академии Жуковского, куда он поступил после окончания суворовского училища, сразу же увидели в нем подававшего надежды легкоатлета, не было. Но люди, как известно, предполагают, а располагает все же Бог. И Юрий стал штангистом. Трудно сказать, собирался ли он уже тогда стать чемпионом, но поднимать все новые веса и преодолевать силу еще большей силой ему нравилось.
В 1953 году он окончил Саратовское суворовское училище. В 1959 году окончил Военно-воздушную инженерную академию им.Жуковского по специальности “инженер по авиационной радиосвязи”. По окончании академии получил звание старший инженер-лейтенант (специальность — инженер по авиационной радиосвязи). В 1960—1968 годах — инспектор по спорту ЦСКА. В мае 1968 года подал рапорт об увольнении в запас; уволен в звании инженер-капитана.
Он быстро перерос академическую секцию и очутился там, где рано или поздно с такими данными и должен был очутиться: в ЦСКА. Там было на кого посмотреть, и Юрий подолгу наблюдал за тренировками известных на весь СССР Ломакина, Стогова и Минаева. Его тренером стал всемирно известный специалист Сурен Петрович Богдасаров.
Конечно, для многих молодых спортсменов приход в такую звездную компанию не всегда проходит безболезненно, их отношения с прославленными мастерами поначалу складываются с трудом. Но Власова «старики» приняли. Познавшие на собственном опыте все тяготы «железной игры», они не могли не уважать юношу, который принялся трудиться так, словно от этого зависела вся его жизнь.
Увидев летом 1955 года Пауля Андерсена, Юрий решил стать самым сильным человеком в мире. Нет, весивший более полутора центнеров бесформенный Пауль не понравился Власову, но его фантастические по тем временам результаты не могли не впечатлять. Пятьсот семнадцать с половиной килограммов в троеборье значили многое. И, помимо американца, никто в мире не мог перейти заветный рубеж в пятьсот килограммов! Но самое обидное было то, что этот удивительный по тем временам рекорд принадлежал до безобразия расплывшемуся американцу, а не ему, с его фигурой античного героя. В Юре всегда было развито эстетическое чувство, и спорт представлялся ему не только кузницей рекорда, но и весьма действенным способом утверждения человеческой красоты. Он продолжал трудиться как каторжный.
Весной 1957 года Власов впервые стал рекордсменом СССР в рывке (144,5 кг) и толчке (183,0 кг); меньше чем через месяц Алексей Медведев вернул себе рекорды. Первого успеха на чемпионатах СССР Власов достиг в 1958 году, заняв 3-е место (470 кг). А в 1959 году он захватил лидерство в тяжёлом весе, на соревнованиях не проигрывал до Олимпийских игр 1964 года.
В том же году Юрий женился на студентке Суриковского института Наталье Модоровой, пришедшей к ним в зал делать зарисовки с натуры. Ну а затем горевший уж слишком страстным желанием устанавливать рекорды Юрий очень серьезно травмировал позвоночник и ногу на соревнованиях во Львове и оказался надолго прикованным к постели.
Кто-то другой, наверное, пал бы духом — ведь что такое штангист с больным позвоночником,— но не знавшая преград воля и страстное желание бросить вызов всесильнной судьбе помогли Юрию вернуться в тяжелую атлетику. Очень много для его возвращения сделали жена, друзья и тренер Богдасаров. На чемпионате Европы 1959 года Юрий Власов отобрал у американцев уже много лет им принадлежавший рекорд в толчке, толкнув штангу в сто девяносто семь с половиной килограммов. Не собиравшиеся никому уступать пальму первенства в тяжелой атлетике американцы насторожились. Вряд ли доволен был появлением Власова и знаменитый Боб Гофман, сразу же увидевший в Юрии штангиста, способного побить Андерсена. О чем он, как поговаривали, и сам сказал Юрию при встрече с ним. Уже на Варшавском чемпионате Юрий оправдал его опасения и достиг заветного рубежа в пятьсот килограммов, и все газеты мира славили русского богатыря, в одночасье ставшего лидером мировой тяжелой атлетики.


Звездный час


От него многого ждали на XVII Олимпийских играх, и 25 августа 1960 года Юрий предстал во всей своей красе перед собравшимися на «Стадио Олимпико», к великому изумлению всех присутствующих впервые в истории Олимпийских игр пронеся знамя своей страны в одной руке! Это впечатляло, и тем не менее Гофман не был бы истинным американцем, если бы смирился без борьбы с утратой позиций, еще совсем недавно казавшихся ему незыблемыми. Сразу же позабыв о том, что сам пророчил Юрию блестящее будущее, он на весь мир заявил, что в Риме чемпионами станут его соотечественники Джим Бредфорд и Роберт Шеманский, уже имевший титул чемпиона Олимпийских игр в Хельсинки. Да и сами спортсмены повели хорошо просчитанную психологическую атаку на Юрия, стараясь заставить его нервничать и перегореть раньше времени. Но в то время как его соперники практически в каждом своем интервью «хоронили» Власова, сам Юрий даже не разговаривал с преследовавшими его журналистами. Умевший говорить лучше многих других, он собирался ответить своим соперникам на том самом помосте, с которого его еще до начала соревнований так упорно старались столкнуть.
Начались соревнования. Русский богатырь выступал с такой легкостью, словно находился не на олимпийском помосте, а в своем родном зале на Ленинградском проспекте, и после двух движений стал лидером. И теперь все ждали толчка, где, по мнению специалистов, и должна была развернуться основная борьба, Так оно и случилось. Бредфорд толкнул сто восемьдесят два с половиной килограмма и не только установил новый олимпийский рекорд, но и повторил мировой рекорд Андерсена, набрав в троеборье пятьсот двенадцать с половиной килограммов. Но напрасно он после своего действительно блестящего выступления победно поглядывал на Власова,— в первом же своем подходе тот развеял в пух и прах все надежды американских штангистов на победу, толкнув сто восемьдесят пять килограммов и набрав фантастическую по тем временам сумму в пятьсот двадцать килограммов! Обескураженный таким поворотом событий Шеманский заказал сто девяносто два с половиной килограмма, но справиться с этим огромным весом уже не смог. А после того, как соревновавшийся по сути дела уже с самим собой Власов к всеобщему изумлению толкнул сто девяноста пять килограммов и заказал двести два с половиной, в зале установилась напряженная тишина. Оно и понятно. Впервые в истории человек пытался преодолеть казавшийся тогда запредельным двухсоткилог-раммовый рубеж! И когда стальная громада застыла над головой русского богатыря, не сумевшие сдержать своего восхищения зрители с громкими криками бросились к помосту, на котором стоял теперь уже по сути дела легендарный атлет. Юрий установил сразу четыре олимпийских и два мировых рекорда, и когда он возвращался в Олимпийскую деревню, за ним, словно за победившим врагов римским императором, шла многотысячная толпа, громко скандировавшая: «Власов! Власов! Власов!».
Да, уже очень скоро вес в двести килограммов станет привычным, но рекорд этого красивого и удивительно стройного для самой тяжелой весовой категории штангиста будет жить вечно, поскольку именно он открыл новую эру в тяжелой атлетике. Да и набранная им в троеборье фантастическая сумма в пятьсот тридцать с половиной килограммов впечатляла. Недаром вместе со своими наградами Юрий увозил из вечного города приз «За наиболее фантастический результат» и звание лучшего спортсмена Игр. «Власов молод,— писала одна из спортивных газет Италии,— гармонически сложен, чертовски силен и блещет интеллектом. Его выступление было настолько потрясающим, что с ним не может сравниться ни одно событие в истории Олимпийских игр. В мировом спорте еще никто не был столь велик и недоступен. Он — эталон настоящего спортсмена!»
Толчок Власов начал, когда все конкуренты уже закончили соревнования. Первая попытка — 185 кг, олимпийское «золото» и мировой рекорд в троеборье — 520 кг (прежний принадлежал с 1955 года американцу Полу Андерсону. Вторая попытка — 195 кг — и мировой рекорд в троеборье становится уже 530 кг. Третья попытка — 202,5 кг (мировой рекорд); окончательный результат в троеборье — 537,5 кг — стал не только мировым рекордом, но и превысил феноменальное достижение Андерсона — 533 кг — показанное в 1956 году.
10 сентября 1960 года все вечерние газеты вышли с аншлагом: "В Палаццето делло спорт предстоит битва коллосов". Борьба тяжеловесов на олимпийском помосте свелась к дуэли трех гигантов: Юрия Власова и двух американцев - Джеймса Брэдфорда и чемпиона ХV Олимпийских игр Норберта Шеманского. Первое движение - жим. У Власова и Брэдфорда результат одинаковый - по 180 кг. Шемански выжал на 10 кг меньше. Во втором движении - рывке - все три фаворита подняли 150 кг. Во втором подходе Власов попросил добавить еще 5 кг и спокойно поднял штангу. Он впереди на 5 кг.
Третье движение - толчок. Шемански остановился на 180 кг, Брэдфорд толкнул 182,5 кг и ушел с помоста. Власов остался один. Он уже олимпийский чемпион, и Юрий начинает бороться с рекордами американского супертяжеловеса Пауля Андерсона. Официальный рекорд в троеборье, принадлежащий американцу, составлял 512,5 кг, но на внутренних соревнованиях в Техасе Адерсон поднял 533 кг. Все газеты США заявили, что никто в ближайшие 100 лет не сможет превысить его достижения.
Власов толкнул 185 кг - есть мировой рекорд в троеборье! 520 кг! Он попросил установить на штанге 195 кг. И так же, без видимых усилий, расправился с этим огромным весом. Еще один мировой рекорд - 530 кг! Остается третья попытка. И Власов заявляет 202,5 кг. Когда он четко вытолкнул штангу вверх и замер на мгновение, зал взорвался аплодисментами. За один вечер советский атлет установил 3 мировых рекорда в троеборье. Последний рекорд - 537,5 кг - казался в то время фантастическим.
Власова вынесли из зала на руках, как римского триумфатора. Долго еще люди скандировали имя победителя и радовались рождению феноменального рекорда. Юрий Власов был признан лучшим спортсменом Римской олимпиады. Он установил олимпийские рекорды для атлетов тяжелого веса во всех трех движениях и в сумме классического троеборья. В толчке и многоборье его рекорды были одновременно и мировыми.
Но даже после такого блестящего выступления Власов не остановился на достигнутом и в течение всего следующего олимпийского цикла одерживал одну победу за другой. Ни одному американскому тяжеловесу не удалось даже близко подойти к его постоянно растущим результатам. За эти годы Юрий довел свой рекорд в троеборье до фантастической суммы в пятьсот восемьдесят килограммов и оставался уникальным спортсменом планеты, который благодаря придуманной им системе не только шел вперед сам, но и освещал путь целому поколению идущих за ним штангистов. Но платил он за свои эксперименты страшную цену, беспощадно тратя свое казавшееся тогда вечным здоровье. Ведь одним из практиковавшихся им методов было искусственное вызывание перенапряжения, и он на собственном примере доказывал, какие резервы хранит в себе человеческий организм благодаря увеличению мышечной массы тела.
В 1959—1963 годах основными соперниками Власова на международной арене были спортсмены США, в первую очередь — Норберт Шемански. Шемански, несмотря на свой возраст — он родился в 1924 году — дважды (1961, 1962) отбирал у Власова рекорды мира в рывке и дважды (1962, 1963) становился вторым на чемпионатах мира. Особенно упорным было соперничество на чемпионате мира 1962, когда Шемански проиграл всего 2,5 кг, выиграв жим и рывок.
На Олимпийские игры 1964 года в Токио Власов приехал в качестве фаворита, с твердым намерением выиграть все олимпийское золото. Главным его соперником был товарищ по команде Леонид Жаботинский, который в марте установил мировые рекорды в рывке, толчке и сумме (к началу Игр Власов рекорды вернул). Жаботинский имел больший собственный вес (154,4 кг против 136,4 кг), поэтому в случае равных результатов преимущество получал Власов.
Хотя уже тогда находились люди, не советовавшие ему ехать в Токио и уйти непобежденным. Власов был в хорошей форме и был настроен только на победу. Но увы, на этот раз триумфа не получилось, его переиграл, прежде всего, тактически его товарищ по сборной Леонид Жаботинский, а Власов занял только второе место, что для него было равносильно провалу. «Он взял вес,— писал позже Власов,— который сразу же вывел его на первое место. Откуда эта перемена? Откуда этот взрыв силы? Ведь он сломлен, он не способен к борьбе, он практически выбыл из борьбы? Как это могло случиться? Как я проглядел эту перемену? Как это стало вообще возможно? Однако у меня уже не было возможности для ответа».
Жим выиграл Власову с мировым рекордом — 197,5 кг, Жаботинский отстал на 10 кг. В рывке Власов взял 162,5 кг только с третьей попытки, позволив Жаботинскому уменьшить разрыв до 5 кг — тот взял 167,5 кг (третья попытка на 172,5 кг оказалась неудачной). Неожиданно Власов пошёл на четвёртый, дополнительный (не идущий в зачёт троеборья) подход, в котором установил мировой рекорд — 172,5 кг.
В первой попытке толчка Жаботинский взял 200 кг. «Всем своим видом я демонстрировал, что отказываюсь от борьбы за „золото“ и даже снизил начальный вес Власов, почувствовав себя хозяином помоста, ринулся покорять рекорды и… срезался.», — так позже комментировал ход борьбы Жаботинский.[2] Власов толкнул 205 кг, а затем — 210 кг. После этого вес штанги был установлен выше мирового рекорда — 217,5 кг. Вторая попытка Жаботинского была неудачной (позже многие считали, что Жаботинский специально не взял вес), третья попытка Власова — тоже, а Жаботинский в своей третьей попытке толкнул штангу и стал олимпийским чемпионом.
Как написала одна из японских газет, «два сильнейших человека России — Никита Хрущёв и Юрий Власов — пали почти в один день» (соревнования в тяжёлом весе состоялись 18 октября, через 4 дня после снятия Хрущёва).
Как вспоминал сам Власов, сразу же после Игр в Токио он отказался от активных тренировок. Однако из-за финансовых проблем осенью 1966 года тренировки возобновил. 15 апреля 1967 года на чемпионате Москвы Власов установил свой последний мировой рекорд (за который получил 850 рублей), а в 1968 году официально простился с большим спортом.
После Токио Власов выступал еще три года, но до Мехико все же не дотянул. Уходило его время, да и здоровье было уже не то. И все же он навсегда остался в истории спорта не только благодаря своим выдающимся достижениям. Именно он поднял уровень чемпиона мира на совершенно иной качественный уровень, доказав, что любой спортсмен может и должен быть высоконравственным и гармонично развитым человеком. И наверное, не случайно идол нынешнего поколения Арнольд Шварценеггер подарил Юрию Петровичу свою фотографию с весьма многозначительной надписью: «Юрию Власову, моему кумиру, с любовью и поклоном». А когда в телестудию, где сидели известные на весь мир Юрий Гагарин и Герман Титов, вошел приглашенный на встречу с ними Власов, оба космонавта поднялись, выражая свое уважение к этому и на самом деле удивительному человеку.
С 1959 года Власов печатает очерки и рассказы, а через два года он стал лауреатом второй премии конкурса на лучший спортивный рассказ 1961 года (организаторы — редакция газеты «Советский спорт» и Московское отделение Союза писателей; первая премия не присуждена). На чемпионат Европы 1962 года Власов поехал не только как спортсмен, но и как специальный корреспондент газеты «Известия».
В мае 1968 года Власов уволился из рядов Советской Армии и, предоставленный теперь самому себе, полностью посвятил себя литературному труду. Писать он начал еще в Академии и даже после самых напряженных тренировок подолгу сидел за письменным столом. Тогда же в печати появились его первые рассказы и очерки, а потом и первая книга «Себя преодолеть». В те же годы начались и его серьезные разногласия с советской властью. Власов никогда не отличался особой покорностью, и когда КГБ стало известно, что в его произведениях слишком уж много вольнодумства, за ним установили негласный надзор. Как рассказывал сам Юрий Петрович, ему постоянно приходилось прятать свои рукописи. Тем не менее, их у него отнимали и уничтожали в его присутствии. Когда баллотировавшегося в президенты России Власова спросили на одном из устроенных в его честь вечеров, что для него было страшнее: перенесенные им тяжелейшие операции на позвоночнике или сжигаемая у него глазах гэбистами рукопись, он под аплодисменты, не задумываясь ответил: «Конечно, горящая рукопись!»
Но прежде чем стать кандидатом в президенты, он прошел все круги ада. Мало того, что врачи обещали ему чуть ли не полную неподвижность,— у него умерла жена и в душе образовалась новая, долго не заживавшая рана. Но время, как известно, лечит, и одолевший все свои недуги Юрий Петрович встретил женщину, которая стала его женой. Он постоянно следил за развитием своего любимого вида спорта, и когда в тяжелой атлетике сложилась критическая ситуация, попытался исправить положение. Однако работать так, как он хотел и мог, ему не дали, и он ушел. В восемьдесят девятом году он был избран народным депутатом, а в августе девяносто первого вместе с другими патриотами России защищал Белый дом.
К этому времени он уже был автором многих известных книг, и далеко не случайно именно он по настоянию учредителей Независимой Пушкинской Академии потомков поэта и его жены был избран ее президентом. Попытался он стать и президентом России, но уже в первом туре потерпел в общем-то естественное поражение. И все же общественной деятельности он не оставил, продолжая работать над новыми произведениями. О чем они? Пересказывать бессмысленно, их надо читать, ибо в них есть все для того, чтобы сформироваться настоящим человеком и гражданином, каким был и остается Юрий Петрович Власов, самый сильный человек планеты. И далеко не случайно одна из них названа «Справедливость силы». В ней отдается приоритет не силе мышц, но силе духа и человеческой красоты, которые всегда служили развитию как личности, так и всего человечества.
Первая книга — сборник рассказов «Себя преодолеть» — вышла в 1964 году (ещё до поражения на токийских Играх).
Особняком стоит книга «Особый район Китая. 1942—1945» (1973), которую Юрий Власов опубликовал под псевдонимом отца (Владимиров). Книга стала результатом 7-летней (как позже вспоминал Власов) работы в архивах, опросов очевидцев, в ней использованы дневники П. П. Власова.
Затем последовал долгий перерыв, в течение которого Юрий Власов писал в основном «в стол». В 1984 году была издана книга «Справедливость силы», а в 1989 году вышло её новое, переработанное издание (в книге указаны годы написания: 1978—1979 и 1987—1989). Автобиография по форме, книга содержит многочисленные экскурсы в историю тяжёлой атлетики, размышления о спорте — и не только.
Большинство книг Власова — исторические и публицистические, оба этих жанра тесно переплетены: “Белое мгновение”, “Соленая радость”, “Стужа”, “Геометрия чувств”, “Огненный крест” и др.
После признания Госкомспортом СССР в апреле 1987 года атлетической гимнастики (бодибилдинга) как вид спорта была образована федерация, первым президентом которой стал Власов.

Гармоничное развитие Юрия Власова, его разносторонний талант привлекали к нему пристальное внимание, для многих он стал любимым спортивным героем. За время своих выступлений Власов установил несколько десятков рекордов. Для любителей спорта он был и остается триумфатором Рима, самым сильным человеком планеты.

 




© Olimpic.su. При использовании материалов обязательна ссылка на сайт