Спортсмены-олимпийцы. Победители Олимпийских игр

 

Лариса Семёновна Латынина

 

Биографическая справка


Легендарная советская гимнастка, заслуженный мастер спорта СССР (1956), заслуженный тренер СССР (1972).Многократная чемпионка СССР и Европы; абсолютная чемпионка Олимпийских игр 1956 и 1960 годов
Абсолютная олимпийская чемпионка 1956, 1960 гг. Победительница в командном первенстве 1956, 1960, 1964, в вольных упражнениях 1956, 1960, 1964, в опорном прыжке 1956. Серебряная медалистка в абсолютном первенстве 1964 (уступила Вере Чаславской), в соревнованиях на брусьях 1956, 1960, на бревне 1960, в опорном прыжке 1964. Бронзовый призёр Олимпийских игр в командных упражнениях с предметами 1956, в опорном прыжке 1960, в упражнениях на бревне 1964 и на брусьях 1964.
Абсолютная чемпионка мира 1958, 1962 гг. Чемпионка мира в командном первенстве 1954, 1958, 1962, в опорном прыжке 1958, в упражнениях на брусьях 1958 и вольных упражнениях 1962.
Абсолютная чемпионка Европы 1957, 1961. Чемпионка Европы 1957 в вольных упражнениях, в опорном прыжке, в упражнениях на брусьях и на бревне, 1961 в вольных упражнениях.
Выступала за «Буревестник» (Киев). В 1968, 1972, 1976 гг. тренировала олимпийскую команду СССР по гимнастике. Была членом оргкомитета «Олимпиада-80». Автор книг «Равновесие» (1975), «Гимнастика сквозь годы» (1977)
Награждена орденом Ленина (1957), тремя орденами «Знак Почёта» (1960, 1965, 1972) и орденом Почёта (2000).
До Олимпийских игр в Пекине (2008) имела наибольшую коллекцию олимпийских медалей за всю историю спорта — 9 золотых, 5 серебряных и 4 бронзовых медали. Известна также тем, что на чемпионате Европы 1957 года выиграла все золотые медали.
Лариса Семёновна Латынина (девичья фамилия Ди?рий) родилась 27 декабря 1934 года в  Херсоне.


Начало спортивной карьеры, личные качества спортсмена


Она рано осталась без отца, и всю заботу по воспитанию дочери взяла на себя ее мать. Лариса очень любила танцевать.
С юных лет ее страстно влекло к себе все прекрасное, и как только в Доме творчества открылась хореографическая студия, радости Ларисы не было границ. А вскоре случилось уже самое настоящее чудо: она увидела великую Лепешинскую. Знаменитая балерина произвела на нее незабываемое впечатление, и ей еще сильнее захотелось стать хорошей танцовщицей. Но увы, вскоре студия закрылась, и Ларисе пришлось убрать в шкаф больше не нужные ей пуанты. Только грустила она недолго: уже очень скоро у нее появилось новое увлечение, ставшее делом всей ее жизни. Однажды она увидела, как в зале девочки выполняют какие-то очень похожие на танцы упражнения, и попросила взять ее в гимнастическую секцию.
Конечно, спортивная гимнастика мало напоминала столь любимый ею балет, но Лариса увлеклась ею и быстро получала разряд за разрядом. Став первым мастером спорта в Херсоне, она была рада несказанно. Это достижение придало ей уверенности в своих силах... Но учиться она все же пошла в Киевский политехнический: ей очень нравилась математика. Тренер Ларисы был недоволен, он считал, что большой спорт, как и всякое настоящее дело, не терпит раздвоения. В конце концов это поняла и сама Лариса. Она была всегда честна с собой, и получать диплом не за знания, а за спортивные успехи ей не хотелось.
К этому времени она уже была включена в состав сборной Советского Союза, и гимнастика занимала все больше места в ее жизни. Лариса перешла в институт физкультуры и стала тренироваться еще больше, но все же полного удовлетворения у ее нового тренера Александра Семеновича Мишакова не было. «Ты обязательно будешь побеждать,— говорил он,— но для этого надо определиться со стилем. Да, ты никого не копируешь, и тем не менее у тебя все подчинено мысли: а как они?» Требовательная к себе, Лариса не могла не согласиться с тренером. Да, все правильно, и трижды прав Мишаков: вместо создания своего собственного стиля, не похожего ни на чей другой, она только повторяла других, может, чуть лучше, но все же повторяла. Выработать собственный стиль — конечно, это было чертовски трудно, но и интересно, поскольку требовало уже не столько упорства, сколько творчества. А творческое начало в Ларисе был развито. Недаром она никогда не любила тренироваться: ни маленькой девочкой, ни уже олимпийской чемпионкой. Выступать — другое дело, но повторять тысячи раз одно и то же движение — нет, это было не для нее.
Говоря откровенно, Лариса всегда знала, каким должен быть ее фирменный стиль: легким, грациозным, пластичным и сильным. Как танец незабвенной Лепешинской! И в гимнастике она должна работать так, как когда-то танцевала великая балерина! Да и не танцевала она по большому счету, а жила в танце. Точно так же должна и она жить в своих упражнениях. Только теперь Лариса начала по-настоящему понимать, чего стоило знаменитой танцовщице ее «свободное парение». Раз за разом она ставила «Лунный вальс» из кинофильма «Цирк» и начинала импровизировать, пытаясь добиться одухотворения всего, что она делала. И чем больше она искала и находила, тем сильнее была в ней уверенность в том, что будущее за гимнастками, которые будут не только обладать отточенной техникой, но и переживать каждое свое движение. Однако признававший импровизацию только до определенных границ Мишаков снова был недоволен. «Тащишь балет в гимнастику! — то и дело ворчал он.— Хочешь нравиться публике!» И он был прав. Лариса хотела нравиться публике, ведь она была не только гимнасткой, но и красивой женщиной, и жившая в ней женственность заставляла ее уходить от голой техники и силы. И когда в очередной раз раздраженный тренер потребовал раз и навсегда забыть обо всех переполнявших ее во время выступления эмоциях, она ответила ему глубоко запавшими ей в душу словами великого Шаляпина, что во всяком искусстве важнее всего дух, который может проявляться «и в краске, и в линии, и в жесте»! И Мишаков только махнул рукой.
Да, ей было трудно, но Лариса не собиралась сдаваться. Приближался первый для советских гимнастов чемпионат мира в Риме, и она решила именно там явить миру свой рождавшийся в таких муках стиль. Вечный город встретил ее удивительно белым небом и страшной жарой. Под стать жаре было и охватившее Ларису волнение. Она осталась далеко за чертой призеров, но ее вольные упражнения, в которых уже явно просматривался сплав спорта с искуством, поразили даже специалистов. «Это была чистейшая акробатическая работа,— писал о ее подивившем всех выступлении известный немецкий гимнаст Г. Дикхут,— в которой проявилась и отменная балетная школа, и чудесное музыкальное чутье».


Звездный час


Она стала чемпионкой мира, и смирившийся Мишаков уже не ворчал насчет балета. Выиграв в блестящем стиле в марте 1956 года крупный турнир в Киеве, Лариса отправилась на свои первые в жизни Олимпийские игры в Мельбурн. Она была прекрасно готова, тем не менее начало не заладилось, перед опорным прыжком она была только третьей и то и дело повторяла себе: «Сделай все, как уже делала!» И она сделала, хотя и запомнила из своего прыжка только приземление. Но как бы там ни было, свою первую золотую медаль она завоевала! Ну а затем последовали поразившая всех своей чистотой и артистичностью вольные — и очередное золото.
Но и это было еще не все, и, чтобы стать абсолютной чемпионкой, Ларисе надо было хорошо выступить на бревне. Всего полторы минуты длилось ее выступление, но разволновавшейся Ларисе показалось, что она провела на бревне целый час. Ну а потом были улыбки, слезы, поздравления и огромная радость абсолютной чемпионки. Нет, не прошли даром ее переживания и искания, и ее неповторимый стиль был признан во всем мире. Не случайно одна из газет писала: «Какой представляется ее гимнастика? Как гимнастика? Нет! Как акробатика? Снова нет! В ней есть все, и она являет собою само художество!
 На Ларису Латынину (годом раньше она вышла замуж и приняла фамилию мужа) обрушилась слава, но она достойно выдержала испытание медными трубами и на следующий год в блестящем стиле выиграла первый чемпионат Европы, собравший всех лучших гимнасток Старого Света. А вот первенство Союза она проиграла. Но особого огорчения не было: Лариса ждала ребенка. Конечно, беременные на первенство мира не ездили, но, к ее великому удивлению, ее врач сам предложил ей выступить! «Где искусство,— напомнил он слова Чехова,— где талант, там нет ни старости, ни одиночества, ни болезней и сама смерть вполовину». И Лариса не только выиграла чемпионат мира, но и родила прекрасного ребенка! Она была еще очень сильна, но очень многим начало казаться, что блистательная карьера на какое-то время сошедшей с дистанции Латыниной кончена и ей уже никогда не суждено стать чемпионкой. Ребенок отнимал много времени, да и очень хороша была блистательная Полина Астахова, прозванная на Западе «русской березкой». Моментом истины в споре двух великих гимнасток стали Олимпийские игры в Риме, куда Полина приехала заведомой фавориткой.
Но Лариса думала иначе, и уже с первых же упражнений стала доказывать свое превосходство. Венцом ее выступлений стали ее любимые вольные. Она получила за них 9,9, и известный итальянский писатель Джанни Родари тут же заявил, что никогда не видел ничего прекраснее этого спектакля красоты, грации и гармонии. Лариса убедительно доказала свое право на первое место и снова стала абсолютной чемпионкой. И искренне сочувствовала упавшей с бревна Астаховой.
Конечно, спорт с его постоянной борьбой за первенство влияет на характер человека, и Лариса была настоящим бойцом. Да иначе не могло и быть, большой спорт жесток сам по себе, и счастье одних в нем всегда строится на трагедии других. И все же надо отдать Ларисе должное — спорт не сделал ее бездушной и сухой, и она никогда не испытывала злорадства по поводу неудач своих соперниц и уж тем более подруг по команде
 Но постоянно побеждать нельзя, и в том же 1960 году Лариса проиграла чемпионат СССР в родном Киеве. Хотя ничего особо удивительного в этом не было: после великих побед рано или поздно начинается спад, Лариса подошла в оптимальной форме к Риму и оказалась неготовой к борьбе внутри страны. Правда, уже в следующие два года она снова доказала, кто есть кто в мировой гимнастике, выиграв чемпионаты СССР, Европы и мира! «Лариса Латынина,— писал в 1964 году «Советский спорт»,— не предоставила никому ни малейшей возможности обогнать ее. Украинская гимнастка все так же поэтична и легка, не желает ошибаться и не боится ничего».
И все же в Токио абсолютное первенство она уступила. И это было закономерно, поскольку, по признанию самой Ларисы, в ее выступлениях было уже больше ровности, нежели того блеска, каким должен отличаться истинный чемпион. Олимпиада в Токио породила множество споров, и по сути дела все они сводились к одному: что же победит в гимнастике ближайшего будущего — атлетизм и трюкачество, ясно проявившиеся уже в Японии, или все же женственность и пластичность. Многие склонялись к первому, но сама Лариса по-прежнему считала основным мерилом женской гимнастики красоту, которой, по ее глубокому убеждению, не могло быть там, где господствовала чрезмерно равитая сложность. Истинная прелесть женской гимнастики, постоянно повторяла она, заключается не в умопомрачительной технике, а в одухотворенности и переживании. Но как бы там ни было, в тех самых вольных, где больше всего проявлялись лиричность и артистизм, ей не было равных. Недаром «Тайме» писала, что очаровавшая всех своим исполнением Латынина в этот момент казалась не просто великолепной гимнасткой, а воплощением молодости, красоты и блеска.
Возможно, так оно и было, но следующее первенство СССР Лариса проиграла пятнадцатилетней Ларисе Петрик. Затем последовал провал на первенстве Европы 1965 года, где она не выиграла ни одного первого места, и Лариса приняла решение уйти из гимнастики после чемпионата мира 1966 года в Германии. Перед началом соревнований ее встретили чешки и, с удивлением узнав, что она собирается выступать, недоуменно переглянулись. В ночь перед стартом Лариса почти на спала и долго говорила с Астаховой. О чем? О жизни, о спорте, о прошлом. Будущего, во всяком случае спортивного, у них, похоже, уже не было.


Передача опыта


Потом было одиннадцатое место на чемпионате мира, ее последнее первенство Союза в Ташкенте и проводы. И именно в том самом зале, где десять лет назад Ларису провожали в Мельбурн, ее благословили на новые боевые подвиги в качестве тренера сборной СССР. Целых десять лет Лариса Семеновна проработала главным тренером сборной СССР и трижды выигрывала со своими воспитанницами золотые олимпийские медали. А затем еще пять лет работала в Организационном комитете «Олимпиада-80» и отвечала за московскую гимнастику.
Сегодня Лариса Семеновна Латынина живет за городом, где у нее большое фермерское хозяйство, требующее ее внимания а заботы. Ну а для тех, кому посчастливилось видеть ее на помосте, она навсегда останется символом одухотворенности, женственности и красоты.
В 2007 г. участвовала в подготовке издания очередной книги из серии «Автограф века». Собственноручно подписала 250 листов со своей фотографией и репринтно воспроизведенным обращением к читателям.
Действительный член Международного Леонардо-клуба.     




© Olimpic.su. При использовании материалов обязательна ссылка на сайт