Спортсмены-олимпийцы. Победители Олимпийских игр

 

Владимир Петрович Куц

Биографическая справка


Российский спортсмен (легкая атлетика), заслуженный мастер спорта (1954). Первый среди советских легкоатлетов-мужчин чемпион Олимпийских игр (1956, Мельбурн; бег на 5000 м — 13 мин 39,6 сек, на 10 000 м — 28 мин 45,6 сек). Чемпион Европы (1954, бег на 5000 м) и СССР (в 1953 — 57 9 раз на 5000 м и 10 000 м). В 1954—65 рекордсмен мира. Награжден орденом Ленина и медалями.
Владимир Петрович Куц родился 7 февраля 1927 года в селе Алексино Тростянецкого района Сумской области Украины.
Семья была дружная. Зимой отец и мать работали в городе. Отец - кочегаром на сахарном заводе. Мать - на деревообделочном комбинате. Летом все выходили на полевые работы, даже младшие - сестра Таня и брат Николай. Володя же умел вести коня точно по борозде, присматривался к работе тракториста. Володя рос крепким, сильным и выносливым мальчишкой. Правда, особенной ловкостью тогда не отличался, был эдаким увальнем, за что и получил прозвище - Пухтя.
Уже в те годы Володя отличался упорным характером, за что ребятишки нередко обзывали его упрямым ослом. Он поставил перед собой задачу - научиться ходить на лыжах. И добился своего. Лыжи давали преимущество - позволяли экономить время на дорогу в школу. Алексино по местным меркам село небольшое - не более двухсот дворов. Здесь была только начальная школа. Учился Володя в десятилетней школе села Белка, до которого идти надо было пять километров. А на лыжах дорога до школы становилась в два раза короче. Появилась возможность заниматься физкультурой. Правда, спортивного зала не было, зато в широком коридоре стояли конь, брусья, висели кольца. А рядом со школой - игровая площадка и гимнастический городок.
Когда началась война, Владимир должен был перейти в восьмой класс. Но в сентябре занятия не начались, а в октябре стал слышен грохот орудийной пальбы, и вскоре в село вошли немцы.
В 1943 году, когда передовые части Красной Армии дошли до Алексина, 16-летний Володя Куц добровольно вступил в ее ряды, приписав себе лишние пару лет. На фронте был связным в штабе полка. Затем его отправили на учебу в артиллерийское училище в Курск. Однако до места назначения юноша так и не доехал: по дороге поезд попал под бомбежку и Куц потерял все документы. Пришлось ему возвращаться домой - в Алексино, где его уже давно считали погибшим.
Весной 1945 года выпускники школы снайперов получили направления во фронтовые части. Но воевать им уже не пришлось. 9 мая вся страна отпраздновала День Победы. И в жизни Владимира произошел крутой поворот. В Военно-морской флот требовались сильные, выносливые, получившие начальную подготовку в армии юноши. Куц подходил по всем статьям и осенью 1945 года был направлен в Краснознаменный Балтийский флот. Годы службы Куца на флоте прошли преимущественно в частях береговой обороны, расположенных на островах и побережье Финского залива.


Начало спортивной карьеры, личные качества спортсмена


Нередко судьба человека зависит от случая. Именно случай в мае 1948 года и решил судьбу старшины второй статьи Военно-морского флота Куца.
В гарнизонных весенних соревнованиях по кроссу участвовали моряки и солдаты из приписанных к гарнизону пехотных частей. Линию финиша Куц неожиданно пересекает первым. Его победа была настолько впечатляющей, что с этого момента его стали отправлять на все соревнования по бегу, и везде он оказывался победителем. Многие тогда удивлялись его успехам, так как никогда не подозревали в толстяке Куце таких способностей.А к концу дня, когда подсчитано время всех забегов, выясняется, что он показал абсолютно лучший результат в кроссе.
Может быть, этот кросс ничего и не решил бы в его спортивной судьбе, если бы не второе выступление в беге, которое состоялось так же неожиданно, как и первое, спустя несколько месяцев на небольшом армейском стадионе.
Здесь проходили гарнизонные соревнования по легкой атлетике, и в команды, представлявшие отдельные части гарнизона, включались только самые опытные, самые тренированные. Гвоздем программы был бег на 5000 метров. Куц считался лыжником, и к соревнованиям по бегу готовился другой матрос их базы. Но последний заболел, и Владимир вызвался его заменить.
Победив на гарнизонных соревнованиях, Куц был включен в команду, которая выступала в Таллине на первенстве Краснознаменного Балтийского флота. Но он не имел достаточного опыта. Половину дистанции был впереди. На вторую половину, как говорят бегуны, его не хватило. В итоге - третье место, но первая грамота.
Ему было уже двадцать два года. Возраст, когда некоторые спортсмены устанавливают рекорды. Значит, та школа бега, которую ему необходимо было закончить, должна занять минимум времени, а экзамены он будет сдавать экстерном на соревнованиях. У него появилось желание тренироваться, но не было настоящего тренера.
Между тем, не имея рядом с собой никакого опытного тренера, Владимир Куц год от года улучшал свои показатели. Например, в беге на 5 тысяч метров он показал результат выше нормы 2-го разряда - 15 минут 44,4 секунды. После этого было участие в ряде соревнований, в большей части из которых Владимир вышел победителем.
Лишь весной 1951 года ему посчастливилось встретиться в Сочи известным тренером по легкой атлетике Леонидом Хоменковым, известным легкоатлетом, в свое время успешно выступавшим в спринтерском беге и прыжках в длину, который специально для Куца составил план тренировок.  Именно он помог Куцу войти в большой спорт, был, пусть самое короткое время, его первым тренером. А в последующие годы следил за его ростом, успехами: «Помню, меня поразила его любознательность. Расспрашивал он буквально обо всем: и сколько раз в неделю нужно тренироваться, и в каком темпе бегать, и какие упражнения выполнять на разминке. Я посоветовал ему присмотреться к занятиям и технике бега ведущих стайеров страны. Здесь на сборе были такие известные бегуны, как Владимир Казанцев, Иван Пожидаев, Феодосий Ванин, Никифор Попов, Иван Семенов. В течение двух недель Куц тренировался, выполняя мои задания. Провели мы в конце сбора и прикидку. Уже тогда я понял, что Владимир наделен незаурядными способностями и при разумно поставленной тренировке может показать выдающиеся результаты в беге».
Весьма значительные успехи Куца в стайерском беге нужно отнести к 1952 году, когда его тренировкой начал руководить Александр Чикин. В самом деле, весной еще второразрядник, осенью он стал мастером спорта.
«Чем ближе я узнавал этого сдержанного человека, - пишет в своих воспоминаниях Куц, - тем больше он мне нравился. Нравилась его спокойная манера, не повышая голоса, «разносить» тебя за ошибки. По душе пришлось и требование железной дисциплины в проведении тренировок».
Первенство Прибалтийских республик для Куца было последней возможностью выполнить в 1952 году норматив мастера спорта. И Владимир справился с задачей. На финише он попал в объятия Чикина. «Четырнадцать тридцать четыре, - воскликнул тренер. - Новый рекорд Эстонии!..»
Зимой 1952-1953 годов Куца перевели в Ленинград. Здесь в манеже состоялось знакомство Владимира с человеком, ставшим его наставником и другом на долгие годы, - одним из тренеров сборной страны Григорием Исаевичем Никифоровым. Уже в этот начальный год занятий с Никифоровым Куц не мог не оценить достоинства той системы подготовки бегуна, которой придерживался новый наставник. Прежде всего, это был индивидуальный подход к каждому спортсмену. Понимание подготовки бегуна как сложного комплексного процесса, в котором нет ничего второстепенного. Максимум внимания не только физическим упражнениям, но и питанию, режиму, психологической подготовке, волевым качествам, средствам восстановления.
В 1953 году на стадионе «Динамо» рекордсмен страны Ануфриев собирался улучшить рекорд мира на дистанции 5000 метров. Первый круг, второй, третий - Куц бежит вторым. Только к концу дистанции Ануфриеву удалось оторваться и кончить бег, правда, не с мировым, но всесоюзным достижением - 13.58,8. Лишь шесть десятых секунды не хватило ему до мирового рекорда. Куц закончил бег со скромным результатом 14.27,8. Но это был его новый личный рекорд, а, кроме того, он единственный из участников забега сумел так долго продержаться за Ануфриевым.
По сути дела, все это были лишь прикидки к тому главному для Куца соревнованию, в котором ему предстояло участвовать в июле 1953 года на Международном фестивале молодежи и студентов в Бухаресте. Здесь он должен был впервые встретиться с Эмилем Затопеком, героем XV Олимпийских игр в Хельсинки, чехословацким спортсменом, которому Владимир некоторое время подражал, которым восхищался и которого мечтал когда-нибудь победить.
На фестивале молодежи в Бухаресте они познакомились на тренировке. Чешский бегун оказался доброжелательным человеком, щедрым на советы.
- Я не слышал такой фамилии - Куц, - сказал Затопек. - Вы еще не выступали на международных соревнованиях? Тогда понятно. Давайте тренироваться вместе. А во время бега вы можете держаться за мной, это будет полезно...

Но когда начался забег на 5000 метров, Куц и не подумал держаться за олимпийским чемпионом. В соревнованиях участвовали известные бегуны: венгр Йожеф Ковач, австралиец Дейв Стивене, еще недавно недосягаемый Александр Ануфриев. Но это не смущало его. Лишь на финише Затопек вырвался вперед, закончив бег, незначительно опередив Куца. Для Владимира этот бег не был поражением, тем более что сам Затопек поздравил его. В самом деле, Куц вплотную приблизился к границе 14 минут, стал серебряным призером фестиваля. Это большой успех!
Зимой 1954 года судьба свела его с тренером Григорием Никифоровым, который взялся за него всерьез. С этого момента Владимир Куц стал планомерно тренироваться под его руководством».
В 1954 году Куц попал на чемпионат Европы. Немногие из присутствовавших на стадионе в Берне верили в то, что советский бегун может стать чемпионом Европы. Слишком сильны были на этот раз его противники. Среди четырнадцати бегунов, принявших старт в финале бега на пять тысяч метров, были спортсмены, имевшие значительно большие основания для успеха. Симпатии большинства были на стороне Затопека не только потому, что два года назад «железный чех» был олимпийским чемпионом. Зрители знали, что именно в этом, 1954 году

Затопеку удалось сделать то, к чему в течение многих лет стремились бегуны на длинные дистанции, - улучшить два мировых рекорда. Кроме того, большое впечатление произвела его победа в первый день соревнований. Высоко котировались и шансы англичанина Чатауэйя.
Куц не привык «толкаться» в общей группе. С третьей дорожки, с которой Владимир начинал бег, он немедленно перешел на вторую. В начале бега трибуны встречают лидерство Куца тишиной. Молчание публики понятно. Не раз любителям спорта приходилось наблюдать, как вот такие неразумные новички бросаются после старта вперед, а потом, не рассчитав силы, сходят с дистанции.

Пожалуй, самым критическим оказался третий километр. Здесь особенно трудно поддерживать высокий темп бега, заставлять себя бежать таким же широким и вместе с тем легким шагом, как и первые километры. Капли пота стекают по лбу, начинает пощипывать глаза. За какое время нужно было по графику пробежать три километра? Он помнит это превосходно. За 8 минут 21 секунду. Секундомер на стадионе показывает 8.23,9. Итак, он отстает почти на 3 секунды.

Он видит, что Затопек пытается ускорить бег. То же самое делает и он. Разрыв достигает 70-80 метров. После четырех километров секундомер показывает 11.02,3. Этого достаточно для рекордного результата, нужно только не снизить скорость на последних кругах. Уже не приходится думать об экономии сил. Вперед! Быстрее вперед! Яркой и впечатляющей была победа Куца с новым мировым рекордом - 13.56,6!
Зарубежная печать не поскупилась на отзывы о выступлении в Берне Владимира Куца. Французский журнал «Мируар спринт» так отозвался о беге Владимира Куца: «Этот бег на 5000 метров стал изюминкой чемпионата. Это был поразительный бег, развернувшийся перед глазами многих тысяч зрителей. Многие предполагали, что победит Затопек. Некоторые предсказывали победу англичанину. Но в это воскресенье 29 августа родился новый стиль бега на 5000 метров, и его создателем были не Затопек, не Чатауэй, а советский спортсмен Владимир Куц, который побил рекорд мира на эту дистанцию. Бег Куца был впечатляющим... Откуда же взялся этот русский с его стилем бега, одновременно раскованным и мощным? Позади Куца разыгралась жестокая борьба за второе место между Затопеком и Чатауэйем, из которой победителем вышел англичанин. Но эта победа была одержана в 120 метрах от Куца...»
Вскоре Куц перебрался в Москву, где у него появился и собственный угол - квартира на Щербаковской улице. С некоторых пор, возвращаясь из поездок по стране или из-за рубежа, Володя ожидал встречи не только с братом Николаем, но и со своей новой знакомой, Раей. Окончив факультет журналистики Московского государственного университета, Раиса Полякова стала литературным сотрудником газеты «Советский флот». Поручение редакции - взять интервью у морского офицера, чемпиона Европы по легкой атлетике Владимира Куца - затянулось на многие годы. Его результатом была новая молодая семья, книга - литературная запись воспоминаний Куца, многочисленные статьи в газетах и журналах. Одна из них, опубликованная во французском журнале, так и называлась - «Мой муж».
Этот брак принесет Куцу много радости, поможет приобщиться к литературе, искусству, расширит его кругозор, заставит по-иному взглянуть на окружающий мир. Правда, в конце концов, он принесет ему и много горя.


Звездный час


Приближалась Олимпиада в Австралии. После успеха на чемпионате Европы Куц потерпел несколько обидных поражений 9 октября 1954 года на знаменитом стадионе «Уайт-Сити» во время легкоатлетического матча «Лондон - Москва» Владимир Куц на дистанции 5000 метров все время «вез на своих плечах» 24-летнего англичанина Кристофера Чатауэя. Чатауэй, эта «рыжая лиса», выскочил на финише из-за спины и опередил Куца, финишировав с новым мировым рекордом. В другой раз - летом 1956 года - Куц бежал с другим англичанином, Гордоном Пири, в норвежском городке Бергене. Куц, как всегда, уверенно вырвался вперед и повел бег. Пири не отставал ни на шаг. И опять на последних метрах англичанин рванулся из-за спины Владимира, финишировал первым и... установил мировой рекорд. Куц отстал на два шага. Его время - новый всесоюзный рекорд. Но мог ли этот результат утешить Куца?
Накануне отъезда на Олимпиаду они долго обсуждали с Григорием Исаевичем тактику бега. Отказываться от лидирования? Нет и нет! Но нельзя давать возможность англичанам «сидеть на пятках» до последней прямой. Выход один - высокий темп бега на дистанции и перемена темпа, рывки, требующие специальной подготовки.
Он учится регулировать скорость бега. И добивается в этом превосходных результатов, легко переходит от бега трусцой или равномерного бега в среднем темпе к длинным ускорениям, изматывающим противника рывкам. Незадолго до Олимпиады Владимир устанавливает мировой рекорд на 10 000 метров.
23 ноября 1956 года - первый день состязаний XVI Олимпиады в Мельбурнею Советский стайер Владимир Куц поднялся на высшую ступень олимпийского пьедестала.
На Олимпийских играх в Мельбурне Куц завоевал две золотые медали на дистанциях 5000 и 10 000 метров, установив при этом два олимпийских рекорда. Игры 1956 года назвали «Олимпиадой Куца».
Центральным событием первого дня соревнований был бег на 10 000 метров. После выстрела стартера красная майка Куца с номером 200 оказалась впереди. Один круг пройден удивительно быстро - за 61,4 секунды. Впереди Куц, за ним - Пири. Следующие круги Куц бежит в высоком, но ровном темпе. Это значит, что он научился, наконец, бежать равномерно, без чего трудно представить себе бегуна высокого класса.
Четвертый круг - никаких изменений. Такое впечатление, что Пири преследует своего противника без большого труда. Для Куца наступает время применить свое главное оружие. Следует длинный рывок. Пири отстает на несколько метров, но вскоре снова «приклеивается» к советскому бегуну.
Предоставим слово Гавриилу Коробкову, который с трибуны внимательно следил за борьбой, развернувшейся на беговой дорожке:
«На седьмом круге Куц отходит вправо и бежит по второй дорожке, предлагая тем самым Пири выйти вперед и повести бег... К концу одиннадцатого круга Пири еще прочно удерживается за Куцем. Оба они далеко отрываются от остальных бегунов. Где-то сзади Петр Болотников и Иван Чернявский. Кажется, что роли в этой игре распределились: Пири - охотник, Куц - его жертва.
Владимир резко уходит вправо на третью дорожку, открывая дорогу Пири. Но англичанин верен себе. Он ни за что не хочет идти вперед. Его задача - удержаться за Куцем до последних метров, а затем, используя свое превосходство в скорости, уйти от него...»
Но Куц уже не тот, каким был весной в Бергене. Он подготовлен к любому темпу, любым рывкам и не намерен вести Пири к финишу. Между тем многим зрителям кажется, что Пири уже победил. Еще несколько ускорений, и, наконец, Куц навязывает своему противнику решающий бой. Девятнадцатый круг. Этот спектакль настолько необычен, что большинство зрителей привстают со своих мест.

«На полной скорости я перехожу с первой дорожки на вторую, - вспоминал Куц. - Пири следует за мной. Со второй на третью, Пири следует за мной. С третьей на четвертую. Пири опять за мной. С четвертой назад на первую. Пири по-прежнему за мной. Он согласен на все, даже на зигзаги, только не на лидирование... И тогда я решаю остановиться. Не будет же и он прекращать бег... Я отхожу вправо, легонько переминаюсь с ноги на ногу, а затем почти совсем останавливаюсь и жестом предлагаю ему возглавить бег...
А на трибунах уже никто не сомневается, что спор между нами окончен, что я вот-вот сойду с дорожки... И, наконец, свершилось. Пири стал лидером. Мы бежим теперь рядом, и впервые за весь этот бег я вижу его поникшую фигуру... Я еще раз всматриваюсь в его лицо. Гордон Пири настолько измотан, настолько устал, что ему, видимо, уже ничто не страшно, даже поражение.
Пири лидировал всего метров сто. Я снова развил большую скорость и оторвался от англичанина. Бежал и не верил себе: тень Пири не тянулась за моей, не слышалось за спиной ни тяжелого отрывистого дыхания, ни ударов шипов. Мне казалось, что с меня свалились цепи. Я был свободен, свободен в выборе любого темпа бега, любой скорости. Чертовски хорошо быть свободным! Пири отставал все больше и больше. Один за другим его обходили Ковач, Кшишковяк, Лоуренс, Чернявский, Пауэр.
...И вот двадцать пятый, последний круг. Стадион бушует. Букеты цветов, шляпы, платки летят в воздух. Оглушительное «Хурей, хурей!» («ура, ура!») едва выдерживают перепонки. Когда, по своей давней привычке, подняв правую руку, я разорвал финишную ленту, мне показалось, что само небо лишилось олимпийского спокойствия. Замедлив бег, я прошел еще один, двадцать шестой круг. Это был круг почета».
На этот раз Пири был честен и сказал журналистам: «Он убил меня своей быстротой и сменой темпа. Он слишком хорош для меня. Куц - безусловно величайший бегун, и я никогда не смог бы победить его. Мне не надо было бежать 10 000 метров...»
Но сумеет ли Куц так же блестяще пробежать 5000 метров? Казалось, что сделать это ему будет невозможно. Во-первых, англичане образовали «противокуцевскую коалицию», в которую вошли отдыхавшие в день бега на 10 000 метров Кристофер Чатауэй, Дерек Ибботсон, а также и Пири. Была разработана специальная тактика, направленная против рваного бега русского. Готовилась к этому бегу и венгерская тройка: Шандор Ихарош, Миклош Сабо и Ласло Табори.
В предварительном забеге на 5000 метров Куц отдыхал. В финал выходило пять человек из забега, и Володя спокойно, чуть ли не в разминочном темпе, прибежал вслед за австралийцем Лоуренсом. Зрители ликовали. Они готовы были поверить, что Куц отдал все силы бегу на 10 000 метров. Ошибся даже опытный специалист, известный тренер Франц Стамфл. Он заявил: «У меня создалось впечатление, что Куц устал и что сказочная победа на 10 000 метров лишила его сил».

Бег Владимира Куца на 5000 метров показал, что его тактика разнообразна и нешаблонна. После поражения в первый день соревнований англичане готовились к тактике рваного бега, но Куц теперь бежал на отрыв в том предельном темпе, на который только был способен. Вот что пишет по этому поводу Дерек Ибботсон, третий английский стайер, принимавший участие в этом забеге:

«У меня был следующий план. Пусть вначале ведет Куц. А британские бегуны для совместных действий и ради победы Англии станут держаться вместе «на пятках» Куца. Я был убежден, что любой из нас без труда выйдет вперед, другой побежит рядом, третий сзади. Таким образом, взятый «в коробочку» Куц вынужден будет принять наш темп. Это было бы сильнейшим психологическим ударом для любого, кто дирижирует бегом и может осуществлять убийственные рывки, надрывая сердце и легкие пытающихся держаться за ним. Еще одно преимущество состояло в том, что мы могли бы менять лидера по желанию: Пири, Чатауэй или я - попеременно. Мы могли бы держать более легкий темп и ждать до последних 800 метров, где и надлежало «доконать Куца». Общеизвестно, что мы все - Пири, Чатауэй и я - обладали быстрым финишем, и, таким образом, это не означало, что один принесет себя в жертву другому, - победить должен был тот из нас, кто будет быстрее в конце. И если бы Куц победил при такой тактике, то доказал бы, что он - первоклассный олимпийский чемпион».
Громкой победе Куца предшествовали весьма драматические события. Как оказалось, победа на "десятке" стоила Куцу очень дорого: врачи обнаружили у него в моче кровь. Чтобы организм восстановился, требовалось время, а его у спортсмена не было: 28 ноября ему предстояло участвовать в следующем забеге. И тогда Куц решил отказаться от забега. Говорят, команда его поддержала, однако чиновник из Спорткомитета, находившийся там же, заявил: "Володя, ты должен бежать потому, что это нужно не тебе, а нашей Родине!" Кроме того, чиновник пообещал спортсмену в случае победы генеральскую пенсию. Короче говоря, Куц на дистанцию вышел. И, естественно, победил, завоевав вторую золотую медаль.
В итоге Куц «завоевал» Австралию и стал подлинным героем Мельбурна. Ему было доверено нести знамя советской делегации на параде закрытия Олимпийских игр. Газеты не скупились на такие заголовки, как: «Триумф Владимира Куца!», «Русский моряк - кумир мельбурнцев!» - Роджер Баннистер вынужден был изменить свое мнение и после Игр в статье «Куц - кошка, Пири - мышь» писал: «Но Куц не машина. Его ум такой же сильный, как и его тело, и он владеет тактическим искусством. Зрители из всех стран поднялись, чтобы приветствовать Куца при его приближении к финишу. Бегуны, как он, рождаются, а не готовятся по рецепту. Куц остается, как и был до Олимпийских игр, величайшим бегуном в мире...»
Посещение местного оперного театра, где в опере «Дон Жуан» в это время выступали итальянские певцы, превратилось в чествование советского бегуна. После представления публика заставила его выйти на сцену и долго аплодировала ему.
Куц был символом неустрашимости и дерзания. Первым из советских легкоатлетов-стайеров он выиграл чемпионат Европы в 1954 году. Он первым из атлетов установил на Центральном стадионе в Лужниках всесоюзный рекорд - на открытии Спартакиады народов Советского Союза в 1956 году. Первым из наших бегунов, получившим золотую олимпийскую медаль. Его именем даже назвали Олимпиаду 1956 года.
Такой поистине громкой славы не было, вероятно, ни у одного спортсмена.
В 1957 году олимпийскому чемпиону Владимиру Петровичу Куцу исполнилось тридцать лет - возраст для спортсмена-бегуна солидный. Год начинался удачно. Ему было присвоено звание лучшего спортсмена мира - высшее из числа тех, которыми может обладать легкоатлет.
Стал налаживаться и быт. Одну, принадлежавшую Рае, и две Володиных комнаты обменяли на трехкомнатную квартиру на Ленинградском шоссе. Теперь их было четверо: Володя с Раей, брат Николай и сын Раисы от первого брака первоклассник Юра. Они поселились совсем неподалеку от центра - между Белорусским вокзалом и улицей Правды.
Летом 1957 года вместо выступлений на соревнованиях Куц попал в санаторий. Беспокоил желудок и опять сильно болели ноги. И снова врачи предупреждают: «Хотите жить - бросьте бег». Но как это сделать? Ведь рекорд на 5000 метров все еще принадлежит Пири! После лечения Владимир попробовал пробежать километр. Потом два, три... Как будто дело пошло на лад. На международных соревнованиях в Риме 13 октября 1957 года на стадионе «Форо-Италико» на финише Куц остановил секундомеры судей на 13 минутах 35 секундах! Это новый рекорд, который продержится в таблице мировых рекордов восемь лет, а в таблице всесоюзных - десять. Задача, которую Владимир поставил перед собой, выполнена. Он не только олимпийский чемпион. Ему принадлежат все - мировые и всесоюзные рекорды на обеих стайерских дистанциях.

В 1958 году он тренировался как обычно и в середине лета вышел на старт соревнований в Таллине. Но ему уже не могли помочь ни воля, ни основательная подготовка. Произошло то, о чем предупреждали врачи: ноги перестали слушаться и нестерпимо болели. Лечение в госпитале помогло ему весной 1959 года выиграть кросс Ленинградского военного округа. Но это было последнее выступление великого бегуна.


Передача опыта


Оставив беговую дорожку, Куц становится тренером в ЦСКА. Ему удалось подготовить немало известных бегунов, побеждавших на всесоюзной и международной арене. К сожалению, семейная жизнь у него не заладилась, и в последние годы он жил один в однокомнатной квартире. А в 1973 году Куц попал в автомобильную катастрофу.
Травма оказалась серьезной. Врачи сомневались, выживет ли? Куц пролежал около месяца, потом его перевели в военный госпиталь имени Бурденко. Вышел с палочкой. Демобилизовался. Устроился на работу тренером в школу высшего спортивного мастерства, но не выдержал. Вернулся в родной ЦСКА, получив назначение на должность начальника детской спортивной школы.
В последние годы своей жизни Куц лелеял мечту вырастить себе достойного ученика. И в начале 70-х эта мечта, кажется, начала сбываться: его питомец Владимир Афонин сумел улучшить рекорд СССР, все эти годы принадлежавший Куцу.

16 августа 1975 года Владимира Петровича не стало. В день смерти Куца в Ницце проходил крупный легкоатлетический международный турнир. И когда перед стартом очередного забега диктор объявил о трагической вести, соревнования прекратились. Весь стадион стоя почтил память великого бегуна.




© Olimpic.su. При использовании материалов обязательна ссылка на сайт