Спортсмены-олимпийцы. Победители Олимпийских игр

 

Виктор Арсеньевич Капитонов


Советский спортсмен, велосипедист.Первый советский спортсмен, ставший олимпийским чемпионом по велосипедному спорту (1960, Рим, шоссейная гонка). Семикратный чемпион СССР (в 1956—64, многодневная шоссейная гонка), победитель велогонки мира (в командном зачёте) в 1958, 1961—62. Неоднократный чемпион СССР; призер и чемпион Олимпийских игр; заслуженный тренер СССР, заслуженный мастер спорта (1958), заслуженный тренер СССР (1970), офицер Советской Армии.
Награжден орденом Ленина, орденом "Знак Почёта" и медалями.
Виктор Арсеньевич Капитонов родился 25 октября 1933 года в Калинине в семье рабочих вагоностроительного завода.
После окончания школы по их стопам пошел и получивший специальность слесаря Виктор.


Начало спортивной карьеры, личные качества спортсмена


Ни о каком велосипеде он тогда даже и не помышлял. Да и какой там мог быть велосипед, если его с детских лет властно манили к себе залитые льдом дорожки, по котором так быстро носились затянутые в черное трико конькобежцы! Но, как это часто бывает в армии и заводских коллективах, где нужны не результаты, а галочки, хорошо развитого физически Виктора попросили выступить в велосипедном кроссе на двадцать километров.
Он согласился и, к своему великому удивлению, выиграл соревнования, в которых, наряду с такими же, как и он, дилетантами, принимали участие и уже занимавшиеся велосипедным спортом люди! Он стал усиленно тренироваться и ко времени той самой памятной гонки по Ленинградскому шоссе уже имел третий разряд и непоколебимую уверенность в своих силах. А проиграв, никаких оправданий не искал и судил себя по самым строгим меркам.
Почти целую неделю жители домов, выходивших окнами на Ленинградское шоссе, с удивлением наблюдали одну и ту же картину: совсем еще молодой парень часами гонял туда-сюда по одному и тому же участку на велосипеде. А между тем ничего удивительного и уж тем более странного в поведении этого парня не было. Он готовился к гонке на шоссе и изучал ту часть шоссе, по которой ему предстояло гонять. Но все оказалось напрасным, большая часть гонки прошла по проселочной дороге, и сложности практически у всех гонщиков начались сразу же после того, как они свернули с шоссе. Дививший жителей окрестных домов парень оказался в самой гуще, а когда ему удалось выбраться на простор, лидеры были уже далеко.
И все же он кинулся в погоню по совершенно не предназначенной для подобных соревнований дороге. От дикой тряски болели спина и руки, уже через несколько километров этого ада очень хотелось все бросить и сойти с дистанции, но парень упрямо продолжал уже по сути дела проигранную гонку. И кто знает, не в тот ли самый день, когда молодой гонщик, стиснув зубы, продолжал бороться в уже практически безнадежной для него ситуации, по-настоящему проявился тот железный характер, благодаря которому он в конце концов и стал тем, кем он стал?
Решив стать ведущим гонщиком не только страны, но и мира, Виктор в любую погоду часами гонял по улицам Калинина и его окрестностям, и скоро все так привыкли к этой рослой фигуре, согнувшейся над рулем, что перестали замечать. Отслужив в армии, которая, как известно, закаляет характер молодого человека, Виктор снова приступил к постоянным, упорным тренировкам. Его титанический труд не пропал даром — Виктора пригласили в сборную СССР. Он пришел в команду уже сложившимся мастером, со своими взглядами и на технику, и на тактику, не всегда находившими отклик у его тренеров и коллег. Но больше всего работавших с ним специалистов поражали не рассуждения Виктора, а его какая-то просто нечеловеческая выносливость. Как следствие, особенно силен он был на крутых подъемах, где шла проверка уже не столько мастерства, сколько характера

.
Первая победа


Вскоре он отправился в Сочи, где проходили отборочные соревнования сильнейших гонщиков страны на велогонку Мира 1954 года в Варшаве, и выступил на них блестяще, сумев выиграть один этап и несколько раз придя к финишу в группе лидеров.
Именно в Сочи тренеры поверили в него. Виктор стал полноправным членом сборной команды СССР — и тут на него посыпались несчастья.
На первых для себя Олимпийские игры 1956 года в Мельбурне Виктор Капитонов выступил неудачно, в шоссейной гонке он был тридцать вторым, причиной провала стало падение в ходе гонки, в командной гонке советские велосипедисты довольствовались шестым местом.
Он упал в олимпийском Мельбурне и проколол шину на самом финише чемпионата мира. Получив заветный приз «Горные козлы» за лучшие результаты на самых крутых этапах и голубую майку лидера на велогонке Мира, он уже на равнине умудрился из-за неисправности машины растерять все свое преимущество и пришел всего лишь третьим. Было от чего прийти в отчаяние! Когда же на велогонке Мира 1959 года Капитонов уже на первом этапе упал на бетонку, его падению почти никто не удивился. Значит, так суждено. Кому положено, гоняет, ну а кому предопределено сойти с гонки — падает. Осмотревший Виктора немецкий врач только махнул рукой: «Все, откатался!»
Такого же мнения придерживался и его коллега из советского посольства. «Да какие там могут быть еще гонки,— со всей категоричностью хорошо знающего свое дело специалиста заявил он, бросив взгляд на изуродованную ногу Капитонова,— когда ему и ходить-то нельзя!» Однако тренер Шелешнев, прекрасно знавший, что за человек Виктор Капитонов, лишь пожал плечами; «Это он будет решать сам». А Виктор решил продолжать гонку.
Конечно, с обывательской точки зрения подобное упрямство может показаться совершенно неоправданной тратой здоровья. Но Виктор тогда не думал об этом. Более того, он даже был уверен, что именно такие пиковые ситуации по-настоящему закаляют волю и делают спортсмена более сильным и стойким. И все же, все же... Отдавая должное несгибаемому мужеству Виктора Капитонова, невольно задаешься вопросом: а куда смотрели все те люди, которые отвечали за технику?


Звездный час


На Олимпийских играх в Риме, в составе четверки в рамках командной гонки Капитонов становится бронзовым призером игр. В шоссейной групповой гонке Виктор Арсеньевич становится чемпионом Олимпийских игр, обойдя на финишной черте, лишь на пол колеса итальянца Ливио Траппе.
По всей видимости, Виктор в конце концов стал сам следить за своей машиной. Так или иначе, в Рим он приехал в твердой уверенности, что уж на этот-то раз с его велосипедом ничего не случится. И, как показала уже командная гонка, его машина действительно была прекрасно подготовлена. Это было тяжелейшее испытание, не случайно один из гонщиков умер прямо на трассе, а товарищ Капитонова по сборной Алексей Петров так обессилел, что не смог выступить на второй дистанции. Советская команда заняла второе место, проиграв всего лишь несколько секунд немцам. Ну а затем пришло время той самой знаменитой 175-километровой гонки, о которой лучше всего рассказал сам Капитонов в своей книге «Ради этого стоит жить»:
«Старт,—пишет он,—дали в одиннадцать часов. Солнце стояло в зените, и было сорок градусов жары. Все сто сорок три гонщика мечтали о победе, но больше всех надеялся на успех итальянец Трапе. И не случайно на всех домах и тротуарах были сделаны надписи с его именем, а темпераментные болельщики скандировали:«Трапе! Трапе! Трапе!» На первых метрах мне не повезло: я попал в самую гущу группы. Хотел сразу же выбраться, но потом все же подумал: Куда спешить? Дальняя дорога и жара еще сделают свое дело, а пока надо посматривать за соперниками. Когда пошли на шестой круг, у меня появилось озорное желание «улизнуть» на бешеной скорости. Я легко оторвался и тут же почувствовал, как стало сводить ноги. В голове стоял туман, и я заставил себя повторять считалку: «На златом крыльце сидели: царь, царевич, король, королевич». И все-таки Трапе догнал меня. Я подождал итальянца. За нами бежало солнце, яростное и жгучее. Гонку мы вели попеременно. В голове все перемешалось, и я забыл, сколько осталось кругов. Забыл — и все! Волосы прилипли ко лбу. Во рту пересохло. И, решив, что я вышел на последний круг, я неожиданно для итальянца помчался к финишу, вложив в решающий рывок весь запас сил. Опытные гонщики утверждают, что подобный спурт можно совершить лишь однажды. Я его совершил и поднял руки в победном приветствии. Но увидел глаза Шелешнева и понял, что ошибся на целый круг и мне надо пилить еще целых пятнадцать километров под безжалостным римским солнцем! Трапе ушел вперед и обогнал меня на добрых пятьсот метров. А я не мог даже пошевелить ногой от охватившей меня усталости. Но как бы там ни было, надо было продолжать гонку. Я бросился вперед и за два километра до финиша догнал Трапе! Мы были настолько измотаны, что еле крутили педали, а сзади нас уже доставала лавина гонщиков. И в этот момент нервы у Трапе не выдержали, и он вырвался вперед. Из последних сил я бросился за ним и за двадцать метров вплотную сблизился с итальянцем. Но когда я уже поравнялся с ним, Трапе закрыл мне дорогу. И я рванулся враво, туда, где соперник уже не мог мне помешать. Скорость была сумасшедшей. В глазах все слилось. Раскаленный ветер хлестал в лицо. Рядом стонал и хрипел Трапе. Наш бешеный танец приближался к концу. Я пересек финиш на полколеса впереди итальянца и позволил себе выпрямиться в седле — все! А Трапе, закрыв лицо руками, заплакал. Не знаю, что бы я делал, окажись я вторым».
Да, что там говорить, это была победа. Недаром французский журналист передал в свою газету сразу же ставшую исторической фразу: «С победой советского офицера Виктора Капитонова Россия входит через парадную дверь в цитадель большого международного спорта». «Что вы получите за свой блистательный подвиг?» — спросили журналисты, окружившие Капитонова сразу же после его изумившей всех победы в Риме. «Самое большое, что можно получить в моей стране,— ответил Виктор,— это уважение и признание людей, которые сделали все, чтобы я и мои товарищи могли заниматься спортом». Виктор Капитонов жил в такой стране, где спорт являлся одним из средств пропаганды и государство уделяло ему достаточно много внимания именно как таковому. И мы нисколько не сомневаемся, что говорил он это от чистого сердца. Да и не деньги — главное в жизни по-настоящему великих спортсменов. Если б деньги стояли на первом месте, то вряд ли великий Сенна, заработавший миллионы, продолжал бы раз за разом бросать вызов капризной судьбе, которая в конце концов сыграла с ним злую шутку. А разбившийся осенью 2000 года двукратный чемпион мира серии КАРТ Алессандро За-нарди, лишившийся обеих ног? Ему-то чего не хватало? Как видно, чего-то все-таки не хватало...


Передача опыта


Конечно, на этом спортивная карьера олимпийского чемпиона не кончилась, и Капитонов еще дважды побеждал в составе сборной команды Советского Союза на велогонке Мира. Не перестал он побеждать на Олимпийских играх и став ее тренером. В золотых медалях сборной СССР за победу на ста километрах в командной гонке в Мюнхене и Монреале есть частичка и его труда. Да и на московской Олимпиаде победил его воспитанник Сухорученков. Ну а сам Виктор Арсеньевич навсегда остался в мировом спорте эталоном мужества и несгибаемой воли.
Капитонов полностью сконцентрировался на тренерской работе. С 1970 по 1988 год являлся тренером сборной команды велосипедистов-шоссейников.
В 1983 году защитил диссертацию, получив степень кандидата педагогических наук. Ушел из жизни в 2005 году в возрасте 71 года.




© Olimpic.su. При использовании материалов обязательна ссылка на сайт