Спортсмены-олимпийцы. Победители Олимпийских игр

 

Вячеслав Николаевич Иванов

 

Биографическая справка


Советский спортсмен, трёхкратный Олимпийский чемпион в академической гребле (лодка-одиночка), чемпион мира (1962), четырёхкратный чемпион Европы (1956, 1959, 1961, 1964), многократный чемпион СССР, Заслуженный мастер спорта СССР.
Вячеслав Николаевич Иванов родился 30 июля 1938 года в Москве, где его отец работал начальником цеха на заводе. В 1941 году семья Вячеслава Иванова эвакуировалась в Барнаул. Его отец ушёл добровольцем на фронт и погиб в 1943 году под Ленинградом. В 1945 году погиб на фронте старший брат Михаил, ему было 19 лет.
Забота о семье, как это было тогда сплошь и рядом, легла целиком на плечи матери Вячеслава Варвары Митрофановны, работавшей по две смены подряд.


Начало спортивной карьеры, личные качества спортсмена


Из эвакуации семья вернулась в 1943 году. Они жили на Большой Калужской улице, рядом с Нескучным садом. Слава пошел в первый класс. Вот тогда-то  школьные врачи строго-настрого запретили ему заниматься физкультурой. Но станет ли мальчик думать о каком-то там ревмокардите и его страшных последствиях, которые якобы ему грозят, когда за окном сверстники весело играют в футбол? Да и запреты, как уже неоднократно было доказано, для того и существуют, чтобы их нарушать! Слава не стал исключением и, вопреки всем предписаниям врачей, целыми часами гонял в Нескучном саду в футбол и хоккей. Никто Даже и предположить не мог, что этот мальчик, страдающий столь серьезной болезнью сердца, не только одолеет свой недуг, но и станет самой настоящей легендой мирового спорта.
Отличавшийся стойким характером мальчик начал упорную борьбу с болезнью. Летом 1950 года ему разрешили заниматься спортом, и он сразу же отправился записываться в легкоатлетическую секцию. Вскоре увлечение королевой спорта сменилось боксерской секцией, где он задержался дольше. Слава провел несколько боев на открытом ринге московского городского совета «Спартак». Приятель Славы уговаривал его перейти в секцию гребли. Поначалу Слава отказывался. Тут такие захватывающие бои на ринге, а там какие-то байдарки. Разве можно сравнить? И тогда приятель, которому было скучно ходить одному в секцию, пошел на хитрость. «Да как ты не понимаешь,— сказал он,— что гребля поможет тебе стать еще более выносливым на ринге?» Против такого довода Слава не устоял и отправился в гребную секцию. А потом как-то так случилось, что он стал охладевать к боксу и с нетерпением ждал каждую тренировку на Москва-реке, после которой так приятно болели наливавшиеся силой мускулы. Да и азарта на водных дорожках тоже хватало, в чем Слава убедился уже после первых прикидочных гонок.
С 1952 года Вячеслав Иванов занимался в секции гребли в клубе «Стрелка». Его первым тренером в гребном спорте был неоднократный чемпион СССР И. Я. Демьянов. Он занял четвертое место на юношеских соревнованиях на первенстве Москвы, что подтолкнуло его к еще более упорным тренировкам. Но тут тяжело заболела мать, и после восьмого класса Славе пришлось идти на машиностроительный завод. Спорт он, однако, не бросил и продолжал тренироваться, тем более что Игорь Янович Демьянов к тому времени уже начинал выделять его среди других подававших надежды ребят. В начале 1955 гола Вячеслав начал работать учеником токаря на Машиностроительном заводе имени 1 Мая.


Первая победа


Первый спортивный успех пришёл к Иванову в 1955 году, когда он стал чемпионом СССР среди юношей и бронзовым призёром среди взрослых.
Иванов эти надежды оправдал и летом 1955 года стал чемпионом страны среди юношей, а осенью занял третье место на взрослом чемпионате СССР. На следующий год он был включен в состав сборной Советского Союза и
В 1956 году Вячеслав Иванов на Первой Спартакиаде народов СССР в напряженной борьбе победил чемпиона хельсинской Олимпиады Юрия Тюкалова.


Звездный час


На чемпионате Европы в Югославии и на Олимпийских играх в Мельбурне Вячеслав стал Олимпийским чемпионом в возрасте 18-и лет. Победа Иванова в Мельбурне была одной из главных сенсации Олимпиады.
На Олимпийские игры в Мельбурн съехались такие сильные гребцы, как Джон Келли-младший из Америки, поляк Теодор Коцерка и австралиец Стюарт Маккензи. Особенно из этой могучей тройки выделялся австралиец — не только незаурядным мастерством, но и огромной самоуверенностью и бившей через край горячностью. Не отличался он и особой корректностью и, оказавшись вместе с Ивановым в четвертьфинале, с какой-то поразившей Вячеслава неприязнью крикнул по-русски: «Тебе у меня никогда не выиграть!» Грубость Маккензи не только не лишила Вячеслава душевного равновесия, на что так надеялся австралиец, но и разбудила в нем ту самую спортивную злость, без которой немыслимо побеждать на самом высоком уровне. Он блестяще провел гонку и оставил зарвавшегося Маккензи позади.
Однако тот даже после поражения остался верен себе, и когда Вячеслав незадолго до финала попросил своих противников дать ему автографы, он окинул его насмешливым взглядом и с победным видом поставил на протянутой ему открытке против своей фамилии жирную римскую цифру один. В финале поначалу все так и складывалось, как рассчитывал австралиец,— он блестяще вел гонку, и шансов у Иванова, похоже, не было. И вот тогда-то Вячеслав каким-то неимоверным усилием воли заставил себя увеличить и без того бешеный темп и на самом финише обогнал Маккензи.
Это был блестящий успех восемнадцатилетнего спортсмена, всего три года назад впервые взявшего в руки весло! Он улыбался, давал интервью и даже представить себе не мог, какие тяжелейшие испытания ждут его уже в ближайшем будущем. На Хеплейской регате он потерпел поражение от того же Маккензи. Тогда его не особенно сильно критиковали, но после проигрыша чемпионата Европы 1958 года о двадцатилетнем Иванове заговорили как о спортсмене, у которого нет будущего. Вячеслав поначалу только диву давался таким странным метаморфозам, поскольку больше всех его ругали именно те, кто еще вчера пел ему дифирамбы и возносил до небес. Ну а вывод был неутешителен: пора сушить весла! И это в двадцать лет.
Критика становилась все более беспощадной, и Вячеслав, потерявший уверенность в себе, и в самом деле стал подумывать об Уходе из спорта. И наверное, ушел бы, если бы не Аркадий Николаевич Николаев. Очень сильный в прошлом лыжник, познавший взлеты и падения, он сумел заставить сникшего Вячеслава снова поверить в себя.
В 1959 году Вячеслав Иванов выиграл чемпионат Европы во Франции, при этом он первым в мире преодолел дистанцию 2000 метров быстрее 7 минут (6 минут 58,8 секунд). От былой растерянности не осталось и следа, Иванов провел гонку на такой потрясшей всех скорости, что после финиша ошеломленные судьи объявили по радио: «Уважаемые дамы и господа! Результат победителя настолько неправдоподобен, что мы должны его еще раз проверить!»
Обычно, Иванов начинал гонку не очень быстро, и довольно сильно отставал от соперников, но на финишном отрезке дистанции он делал мощный спурт и обходил своих соперников.
На Олимпиаде 1960 года в Риме Вячеслав Иванов повторил свой успех. На этой Олимпиаде никто не смог ему противостоять, второй призер Иоахим Хилл (ГДР) проиграл Иванову 8 секунд.
Перед отъездом в столицу Италии Вячеслав получил тяжелую травму спины, да и в Ленинграде появился молодой и способный Олег Тюрин. Когда всего за три дня до вылета в Рим Иванова заставили соревноваться с Тюриным, он не удивился: за каждым спортсменом стояла своя собственная команда, пытавшаяся всеми правдами, а порой и неправдами протолкнуть на такие ответственные соревнования своего человека.
Ему оставалось только одно: выйти и победить! Что он блестяще и сделал, оставив далеко позади Тюрина, на которого возлагались такие большие надежды. В Риме Вячеслава уже поджидал его извечный соперник. Правда, теперь Маккензи вел себя более сдержанно и даже предложил ему провести гонку на озере. Иванов согласился и с легкостью его обогнал, после чего Маккензи устало бросил: «Молодец».
В 1962 году в Люцерне (Швейцария) впервые проводился чемпионат мира по академической гребле. Вячеслав Иванов стал первым чемпионом мира в лодке-одиночке.
В 1964 году в Токио, Вячеслав Иванов в третий раз подряд выиграл золотую медаль Олимпийского чемпиона. Вячеслав Иванов стал первым в истории трёхкратным Олимпийским чемпионом в гребле.
На Олимпийских играх в Токио также не обошлось без приключений. К играм в Токио для Иванова была сделана новая лодка, и по каким-то никому не ведомым причинам она вовремя не прибыла в Японию. Он был настолько расстроен, что даже заболел, и врачам пришлось пускать в ход все свое искусство, дабы избавить спортсмена от мучившей его бессонницы. Ну а когда лодку все же привезли — всего за восемь часов до старта,— все оставшееся до гонки время его томило какое-то смутное предчувствие, что добром эта эпопея не кончится.
Так оно и оказалось. Лодка плохо его слушалась, да и весла оказались какими-то чужими и то срезали воду, то зарывались в ней. Надрываться смысла не было, Иванов решил не выкладываться и показал весьма посредственное для него время. Он никому не стал ничего объяснять, хотя по косым взглядам тренеров угадывал их недовольство. Да и обыгравший его американец Дон Сперо ходил по Олимпийской деревне гоголем. Но Вячеслава мало трогал раздувшийся от сознания собственного величия Сперо, прошедший школу Маккензи. Уж он-то хорошо знал цену подобному пижонству. Американец был классным гребцом и проигрывать ему было нельзя. Ведь проиграй Вячеслав и в финале, ему сразу же припомнят и звездную болезнь, и возраст, и травму спины, и оставленного дома молодого Тюрина. Ведь это только победителей не судят.
В день финала погода испортилась, и тем не менее Иванов, уже несколько приноровившийся к своей своенравной лодке, сразу вырвался вперед. Он намного обогнал Сперо и, посчитав дело сделанным, расслабился. Через несколько секунд он скорее для очистки совести еще раз оглянулся на оставшихся далеко позади противников. Да, так оно и было, четыре лодки мерно скользили по глади канала на весьма безопасном удалении. И вдруг его словно током ударило: «А где же пятая?» Иванов быстро повернулся и увидел летевшего к финишу немца Хилла! Его прошиб холодный пот. Опасность поджидала его совсем с другой стороны, и по-настоящему бояться ему надо было не самонадеянного американца, а легко побежденного им на недавнем чемпионате Европы Хилла!
Сжав зубы, Вячеслав бросился в погоню, но, несмотря на все его отчаянные усилия, все было напрасно. Немец и не думал уступать. Мелькнула отметка «1500», где Вячеслав намеревался достать немца, но, увы, разделявшее их расстояние еще больше увеличилось! Конечно, можно было сколько угодно злиться на самого себя, ругать себя за самонадеянность. Ведь сколько раз говорено: «На Олимпиаде слабых соперников не бывает!» Но теперь было не до самобичевания. Выиграть или умереть! Только так теперь стоял вопрос. Еще раз сносить все то, что уже однажды обрушилось на него, Вячеслав не собирался! С каким-то уже остервенением он налег на весла и, ничего не видя перед собой, полетел к финишу. Мыслей не было, перед глазами стоял туман, и все-таки краем глаза он заметил растерянно смотревшего на него немца. Закончив свою самую трудную гонку в жизни, Иванов еще долго сидел в лодке, словно не веря в свою третью золотую медаль. Он был полностью опустошен, и ему не хотелось ни с кем говорить...
Готовился Иванов и к Олимпиаде в Мехико в 1968 году, но чиновники Спорткомитета СССР выставили другого спортсмена, молодого Виктора Мельникова, который не попал даже в финал.


Передача опыта


На следующий год единственный в мире гребец-одиночник, завоевавший три золотые медали, простился с большим спортом. Но не ушел из него. К этому времени он стал дипломированным специалистом, и кому, как не ему, было делиться своими знаниями и опытом с молодыми спортсменами.
В 1960 году Вячеслав Иванов заочно окончил военное училище, а в 1969 году — Волгоградский государственный институт физической культуры. Иванов был офицером и ушёл в отставку в звании капитана 3-о ранга.

 





© Olimpic.su. При использовании материалов обязательна ссылка на сайт