Спортсмены-олимпийцы. Победители Олимпийских игр

 

Брумель Валерий Николаевич


Биографическая справка


Российский спортсмен-атлет, заслуженный мастер спорта (1961). Олимпийский чемпион 1964 г. по прыжкам в высоту, чемпион Европы 1962 г., СССР 1961- 1963 годов, многократный рекордсмен мира. Чемпион СССР и Европы; рекордсмен мира; занесен в книгу рекордов Гиннеса за то, что три раза подряд был признан лучшим спортсменом мира
Писатель, драматург, автор книг "Высота" и "Право на прыжок".
Брумель Валерий Николаевич (1942-2003) родился  14 мая 1942 года на Дальнем Востоке.


Начало спортивной карьеры, личные качества спортсмена


Когда Валерию исполнилось двенадцать лет, его семья переехала на Украину, в Луганск, где и началось загнавшее его на стену противостояние с невзлюбившими его сверстниками. Закалив дух, он решил сделать сильным и тело, для чего отправился в секцию гимнастики. Но его не взяли. Да и кому был нужен «гимнаст», не сумевший ни разу подтянуться на перекладине? А когда он с неимоверным трудом все же долез до половины каната и сорвался, перепуганный тренер махнул рукой: «Больше не приходи!» Но Валерий пришел. Правда, не на занятия, а на балкон зала, где они шли. И в конце концов его приняли. А еще через месяц из гимнастики все же ушел, слишком уж скучной она ему показалось, да и бицепсы росли не так быстро, как ему того хотелось.
В секции штанги с ним не стали даже разговаривать. Огорченный Валерий уехал в пионерский лагерь и очень удивился, когда физрук предложил ему прыгнуть в высоту на лагерных соревнованиях.
Григорий Ефимович Головин не питал никаких иллюзий в отношении Валерия, но когда самый неспособный парень неожиданно для всех прыгнул на метр двадцать, он, словно впервые увидев его длинные ноги, безапеляционно заявил: «Будешь заниматься легкой атлетикой!» Валерий был на седьмом небе. Да, это была победа! Слабый и неуклюжий, он вдруг стал нужным не только себе самому. А после нескольких месяцев занятий случилось уже совершенно невероятное. В один прекрасный день Головин дал Валерию газету с фотографией рекордсмена СССР Игоря Кашкарова. «Ты,— сказал он,— будешь прыгать выше!» И, заметив недоверие в его глазах, добавил: «Ты сможешь! Но помни, что спорт — это не только медали и слава, это кропотливый и тяжелый труд. Слабым в нем делать нечего!» Вскоре Головин ушел из школы, и сразу же потерявший интерес к прыжкам Валерий стал менять виды спорта как перчатки.
Стрельба, велосипед, шахматы, баскетбол,— чего только не перепробовал он, пока его не отправили выступать за школу в прыжках в высоту. Без какой бы то ни было подготовки он прыгнул на метр тридцать пять и занял второе место. И, как вспоминал он потом в своей книге «Высота», именно в тот день он уже по-настоящему стал уважать себя.
Первая победа
Он стал тренироваться в прыжках у Петра Семеновича Шейна и занял на первенстве школьников Украины второе место. Его заметили и отправили на сборы в Киев, и уже летом 1958 года Валерий прыгнул на метр девяносто пять. В апреле следующего года ему покорились заветные два метра, но на этом его успехи кончились, и за весь сезон Валерий сумел прибавить всего один сантиметр. Ну а после Спартакиады 1959 года, где он не взял даже двух метров, начались уже самые настоящие страдания.
Валерий чувствовал в себе огромные силы и полную беспомощность перед планкой, которая никак не желала ему покоряться. Шейн был краток. «Тебе не хватает техники, заявил он, и для ее постановки нужен настоящий специалист». И Валерий отправился в Москву, где жил один из лучших специалистов страны по легкой атлетике Владимир Михайлович Дьячков. С техникой у него стало на самом деле лучше, и в день своего восемнадцатилетия, 14 мая 1960 года, Валерий прыгнул на два метра пять сантиметров. А затем снова уперся в стену! У него начались проблемы с заболевшей правой ногой, вместо него собирались отправить в Рим Василия Хорошилова, и Валерию не оставалось ничего другого, как в который уже раз стиснуть зубы и доказывать свое право на место под солнцем, то есть в сборной. Он работал как проклятый и тринадцатого августа установил новый рекорд СССР в два метра семнадцать сантиметров, не добрав до мирового рекорда американца Джона Томаса шесть сантиметров.


Звездный час


В 1960 г. Брумель поступил в Московский институт физической культуры и вошел в Олимпийскую сборную страны.
Войдя в состав сборной, и он выиграл свою первую олимпийскую награду. Правда, пока еще только серебряную. Но уже через полтора месяца после возвращения из Италии он прыгнул на два двадцать и установил новый европейский рекорд. Ну а затем взял фантастическую по тем временам высоту в два двадцать пять! Однако показанный им результат не был официально зарегистрирован, поскольку соревнования проходили в зале. Вскоре он отправился в Америку, где четыре раза подряд обыграл Томаса и стал первым иностранцем, выигравшим национальное первенство США. А сделать это было очень непросто. Разница во времени, наполненный табачным дымом зал, рев заполненных до отказа трибун и подыгрывавший им джаз действовали на нервы и мешали сосредоточиться. Впрочем, он победил не только Томаса, но и всю Америку. И если поначалу его встречали свистом и улюлюканьем, то после его последнего прыжка огромный зал встал и разразился самой настоящей овацией в честь этого прекрасного русского парня, доставившего зрителям огромное удовольствие своим великим мастерством.
И все же главной цели он пока не достиг — мировой рекорд по-прежнему принадлежал американцу. Валерий бросился в погоню за рекордной высотой и после нескольких неудач взял-таки на чемпионате Москвы заветные два двадцать три. Ну а затем был «матч столетия» между сборными СССР и США и новое свидание с Томасом. «Брумель,— заявил тот перед приездом в Москву,— выиграет у меня только в том случае, если установит мировой рекорд!» Валерий не стал разочаровывать американца и этот рекорд установил, прыгнув на два двадцать четыре. А осенью поднял планку еще на один сантиметр! Еще через два года на том самом историческом матче СССР — США, который почтил присутствием сам Хрущев, Брумель совершил фантастический прыжок на два двадцать восемь и на целых восемь лет оставил не у дел всех лучших прыгунов мира. Валерию и этого показалось мало, и он пустился в погоню за новым рекордом. Но увы, все было напрасно, два двадцать девять не давались, Валерий нервничал и в Токио приехал настолько измотанным, что чуть было не провалил «квалификацию» на смешной для него высоте в два метра три сантиметра. В финале основная борьба началась после двух двенадцати, но стоило только судьям прибавить два сантиметра, как и Брумель, и Шавлакадзе забуксовали. В довершение всего пошел дождь, который Валерий терпеть не мог. Он хмуро взглянул на серое небо. Ну что же, мелькнула неприятная мысль, вот и расплата за три года триумфа и славы! Но затем случилось нечто странное. С каждой каплей падавшего на него дождя его все больше охватывала злость. На дождь, на противников и, конечно, на самого себя, слишком бездумно тратившего силы в своей сумасшедшей гонке за рекордами и приехавшего на главные соревнования четырехлетия далеко не в самой лучшей форме. На планку он пошел весело и зло и с первой же попытки взял два шестнадцать. Затем преодолел два восемнадцать и оказался в мокром секторе для прыжков в гордом одиночестве.
На олимпийских играх 1960 г. в Риме спортсмен занял второе место с результатом 2 м 16 см, уступив по числу попыток советскому прыгуну Роберту Шавлакадзе, но опередив рекордсмена мира американца Джона Томаса.
Под руководством опытного отечественного тренера В. М. Дьячкова и благодаря огромной работоспособности Брумелю удалось быстро овладеть новейшей техникой прыжка. В 1961-1963 гг. он был признан лучшим спортсменом мира, установив в эти годы шесть мировых рекордов.
В 1962 Брумелю были присуждены высшие награды мирового спорта — "приз Хелмса" и "Золотая каравелла Колумба". Награжден орденом Трудового Красного Знамени и медалью.
В 1964 г. принял участие в очередных Олимпийских играх в Токио и стал победителем, порадовав своих болельщиков новым олимпийским рекордом, который составлял 2 м 18 см. За спортивные успехи в 1964 г. Брумеля наградили орденом Трудового Красного Знамени.
Но именно там, в Токио, Валерий вдруг почувствовал, как страшно он устал, и впервые подумал о своем уходе. Но не ушел. Слишком уж властно манили его к себе два метра тридцать сантиметров и слишком велико было его желание стать первым человеком в мире, преодолевшим эту высоту. Четыре раза шел он на штурм высоты, и четыре раза планка, словно заколдованная кем-то сверху, падала на землю. В октябрьском матче СССР — Франция он взял всего два пятнадцать. Но, привыкший к борьбе, рук не опустил и сразу же отправился на стадион Московского института физической культуры. В Москве стояла золотая осень. Было тепло и солнечно. Валерий провел великолепную тренировку и вдруг почувствовал в себе необыкновенную легкость и желание сражаться дальше. На выходе из раздевалки он встретил свою сокурсницу Тамару Голикову, и когда та предложила подвезти его на мотоцикле, он без лишних слов уселся на заднее сиденье.  Случилось непредвиденное: Тамара не справилась с управлением на мокрой после дождя мостовой, и вылетевший из седла Валерий со всего размаха врезался в железобетонный столб.
Валерий Брумель: Вокруг на мотоцикле кружилась Тамара Голикова, мы учились вместе на последнем курсе института. Новенькая "Ява" у нее была, мне так захотелось прокатиться. Я схватил сумку. Говорю: "Тамара, подвези меня до дому". Она согласилась. Меня все уважали в институте. Я был звездой, кумиром — куда угодно повезет! Сел сзади, а пассажиром я никогда не ездил. А она как рванет с места, на газ — мотогонщица же, а я неопытный пассажир. Мне нехорошо стало — завезет меня не домой, а в лучшем случае в Склифосовского. Ехали со скоростью 90 километров в час, накрапывал дождь, на дороге было разлито масло, в восемь часов вечера уже темнело. Я одной рукой держал сумку, другой держался за Тамару. Может, ей в какой-то момент щекотно стало. Наверное, тот, кто меня защищает, мой защитник, на мгновение отвлекся, и в этот момент врезались в столб на мотоцикле. Тамара не справилась с управлением, мы разбились о придорожный столб. Меня погрузили в "Запорожец", ногу я держал в руке, так как костями уперся в асфальт. Когда меня подняли под руки, нога болталась как маятник, а кровь хлестала ручьем на асфальт. Одна мысль была — лишь бы остаться живым, лишь бы срастили ногу, лишь бы ходить как-нибудь. А о прыжках мыслей не было. Я тогда понял — все, конец...
По сути дела в ту ночь, 5 октября 1965 г., Иван Иванович Кучеренко, один из лучших хирургов института имени Склифосовского, совершил небольшое чудо, собрав по кусочкам висевшую на одних сухожилиях раздробленную правую ступню Валерия. Но на этом чудеса закончились, операция следовала за операцией, и чего они стоили Валерию, знал только он. Дело было даже не в физических страданиях. Каждая новая операция подтверждала крушение его надежд на возвращение в большой спорт. Да и мысль о том, что теперь он никому не нужен, оптимизма не добавляла. Мысль о ненужности имела под собой основание. От него ушла жена, все реже стали показываться еще совсем недавно такие веселые и преданные друзья и думавший о будущем тренер.
За три года Брумель мужественно перенес 25 небольших и 7 крупных операций, но остался на костылях без всякой надежды на окончательное выздоровление. По совету друзей обратился к доктору Г. А. Илизарову.
Уже через пять месяцев после лечения по методу знаменитого курганского доктора он начал тренироваться, а еще через два месяца взял высоту 2 м 5 см. Через полгода (1969) во время соревнований Брумель получил новую тяжелую травму - порвал коленную связку на очень важной для прыгуна в высоту толчковой ноге. Вновь сделал все, чтобы вернуться в большой спорт. Его называли упрямцем, фанатиком, но он был уверен в своих силах и взял высоту 2 м 7 см.

Передача опыта


Валерий никогда не смирялся со своей незавидной участью и делал все возможное, а то и невозможное, чтобы вернуться в сектор для прыжков. И он вернулся в него. Чего ему это стоило, может понять лишь тот, кто хоть раз бросал вызов судьбе в самой безнадежной ситуации. Но судьба была явно против него: на первых же соревнованиях он взял два шесть и повредил другую ногу. Снова операция, снова нервы, и в феврале 1971 года, взяв в общем-то незначительную для себя высоту в двести восемь сантиметров, Валерий ушел из спорта.
Стал литератором – его перу принадлежат стихи, пьесы, киносценарий, в 1979 году был опубликован его роман "Не измени себе", впоследствии переведенный на семь языков. Его автобиография легла в основу сюжета очень популярного в семидесятые годы художественного фильма 'Право на прыжок', где Валерий выступил в роли одного из авторов сценария.
В его гостеприимном доме частенько собирались друзья — Юрий Сенкевич, Инна Ульянова, Владимир Высоцкий, Майя Плисецкая. Пели песни, играли в карты — Валерий, по воспоминаниям близких людей, был азартным человеком. В возрасте пятидесяти лет Валерий Николаевич женился снова, в семье родился сын Виктор. Последние годы своей жизни Валерий Брумель посвятил его воспитанию.
Подрабатывал он и чтением лекций. Конечно, сейчас уже никто не скажет, поставил бы Брумель, не случись с ним несчастья, свой седьмой мировой рекорд, но почему-то хочется верить, что поставил бы. «Я пришел в спорт,— много лет назад сказал Брумель,— чтобы стать сильным!» Думается, что не менее сильным он и ушел из него. Впрочем, почему ушел? Такие, как он, навсегда остаются в нем, да и как можно забыть человека, три раза подряд признававшегося лучшим спортсменом мира и награжденного мэром Генуи наградой, учрежденной для первооткрывателей?
В 1987 году в Риме ему была вручена золотая памятная медаль ИААФ как лучшему прыгуну за 75-летнюю историю существования этой организации. В 1992 году он стал обладателем серебряной Каравеллы Колумба – приза Джованни Гамборо. Мировой рекорд, установленный Валерием Брумелем 39 лет назад, улучшен лишь на 17 см.
Несколько лет в Москве под патронажем легкоатлетической федерации проводились соревнования для прыгунов "На приз Брумеля", на которых он всегда был главным, почитаемым всеми гостем.
Восьмого октября 2002 года его сынишке Виктору исполнилось одиннадцать лет. А 26 января 2003 года Валерий Брумель умер в совей квартире в Москве. Как говорят, его сын очень любит прыгать. И как знать, не пройдет ли еще несколько лет — и мы снова услышим так хорошо знакомую всему миру фамилию. Ведь Виктор означает победитель.
Брумель Валерий Николаевич похоронен на Новодевичьем кладбище.




© Olimpic.su. При использовании материалов обязательна ссылка на сайт